Ср, 14 ноября, 06:18 Пишите нам






* - Поля, обязательные для заполнения

Главная » НОВОСТИ » Обзор местной прессы » Тапа Чермоев. Вехи судьбы

Тапа Чермоев. Вехи судьбы

09.12.2009 17:08

Абдул-Межид (Тапа) Орцуевич Чермоев родился в городе Грозном 15 марта 1884 года в семье генерала русской армии Арцу (Орцу) Чермоева, героя Крымской войны 1853-1856 гг. и рус¬ско-турецкой войны 1877-1878 гг.

После окончания реаль¬ного училища во Владикавказе, давшее ему среднее образование, Т. Чермоев по желанию отца избирает стезю военного и поступа¬ет в Николаевское кавалерийское училище, куда принимали детей при¬вилегированных членов тогдашнего общества. По окончании престижного военно-учебного заведения в 1901г. перед молодым Т. Чермоевым открылась блестящая возможность для карьеры: его зачисляют в лейбгвардию собствен¬ного его императорского величества конвоя - предел мечтаний многих моло¬дых офицеров из казаков и горцев. Службу в охране царствующей особы и его ближайшего окружения несли выходцы из потомс¬твенных дворян, казачьей и горской знати, чьи отцы и деды прославились на службе российской короне. Отбор происходит под лич¬ным контролем императора Николая II.

В 1906 году, когда ему исполнилось 24 года, Т. Чермоев женился на Хавар Ханум Ибрагимбековой. После смерти отца в 1908 г. Т. Чермоев вышел

в отставку и вернулся в Терскую область. Вскоре в Чечне начался нефтяной бум. Т. Чермоев с головой погружается в бизнес. Зани¬мается торговлей и сдачей в аренду нефтепромысловых участков, становится учре¬дителем фирмы «Алдынская нефть». Бывший гвар¬дейский офицер широко

развернул дело и вскоре стал миллионером. Одно¬временно Тапа Чермоев, участвовал в движении за признание за жителями чеченского села Алды пра¬ва на долю от эксплуатации нефтепромыслов, расположенных на сельской земле. Выступает ходатаем за пра¬ва сельских обществ Чечни, которых местные чиновни¬ки и приезжие дельцы пытались лишить законных доходов от эксплуатации нефтепромыслов, располо¬женных на их землях. Тапа Чермоев добился отмены судебных исков против гор¬цев. В 1914 г. по его личной просьбе дело о правах сель¬ских обществ Чечни было принято к рассмотрению Правительствующим Сена¬том Российской империи.

Чермоевы контролиро¬вали крупные нефтяные акции в Грозном. Вес и вли¬яние чермоевского клана стали возрастать по мере развертывания энергичной деятельности молодого

промышленника. Не будет преувеличением сказать: небывалый подъем нефтяной промышленности в Грозном в известной мере обязан Т. Чермоеву. Расширение добычи, приобре¬тение новых механизмов станут благодаря выгодным контрактам с иност¬ранными компаниями. Это и многое другое составили предмет увлечений, забот и кипучей деятельности предприимчивого Т. Чермоева. Высокорентабельным предприятием становится основанная им в 1913 г. фирма «Аддынская нефть».

Тапа Чермоев лидерствует в промышленных кругах Юга России, растут его доходы, множится со¬стояние. Прозванный «не¬фтяным королем Чечни», Т. Чермоев неизменно возглавляет список круп¬ных предпринимателей и самых богатых представи¬телей кавказского делового мира, куда входили «хлеб¬ный король» Ваширов, заводчики Цутиев, Мациев, владельцы фирмы «Старо-Юртовская нефть» Бадуев, Батукаев, Мирзоев, Шаптукаев. «Пионерами развития промышленного капитала в Чечне» назовет их позже А. Авторханов (« К основным вопросам истории Чечни». Грозный, изд-во «Серло», 1930г.).

В августе 1914г., когда Россия вступила в Первую мировую войну, Тапа Чермоев вернулся в действую¬щую армию и в чине штабс-ротмистра (кавалерийского капитана) был направлен в «Кавказскую туземную кон¬ную дивизию». Командовал конной дивизией великий князь Михаил Романов. Тапа Чермоев проявил себя блестящим командиром и безупречным воином. Полученные им многочисленные военные знаки отличия свидетельствуют, что свой долг перед Родиной он выполнил с честью, как это подобало настоящему воину-чеченцу. Штабс-ротмистр Т. Чер¬моев являлся адъютантом (помощником командира) Чеченского конного полка Кавказского корпуса. Он участвовал в сражениях в Галиции, в Карпатах, в от¬ражении наступления германо-австрийских войск у Перемышля, в знаменитом Брусиловском прорыве в мае-августе 1916 г., мно¬гих других боях. За удаль и храбрость был награжден боевыми медалями. Имел ордена: Святой Анны 3 ст. с надписью «За храбрость» (15 июня 1915г.), Святого Владимира 4 ст. с мечами и бантом (23 июля 1915г.) и благодарностями командо¬вания.

В одном из боев Т. Чермо¬ев был тяжело ранен, и его отправили на излечение в госпиталь во Владикавказ. Поэтому весть о Фев¬ральской революции Тапа Чермоев встретил в этом городе. Он стал одним из руководителей Временного ЦК Союза горцев Кавказа. Заместителями Т. Чермоева были избраны его ближайшие соратники по работе во Временном ЦК - один из председателей Терского областного исполкома Пшемахо Коцев (член ЦК от Кабарды), комиссар Хасав¬юртовского округа князь Рашидхан Капланов (член ЦК от горцев Хасав-Юрта) и председатель Юридической комиссии Дагестанского областного исполкома Башир Далгат (член ЦК от Дагес¬тана); управляющими дела¬ми ЦК союза стал прибыв¬ший из Петрограда агроном Виссан-Гирей Джабагиев ( член ЦК от Ингушетии).

Т. "Чермоев, П. Коцев, Р. Капланов, Б. Далгат и В. Джабагиев составили ядро руководящей группы Союза объединенных горцев, кото¬рая от имени ЦК фактичес¬ки возглавила общегорское движение. Острейшие об¬щественные и социальные проблемы, аграрные противоречия, рост анархии и грабежей, конфликты гор¬ского населения с солдатами и казаками, обострение межнациональных отношений, были наиболее актуальными, но не единствен¬ными вопросами, которыми занимались ЦК Союза объединенных горцев и национальные комитеты летом 1917г.

5-6 марта 1917г. во Вла¬дикавказе представители горских народов Терека образовали ' Временный Центральный Комитет объ¬единенных горцев (ВЦК), первым председателем ко¬торого стал балкарский представитель и юрист Б.А. Шаханов. Представителя¬ми Чечни в этом Комитете являлись А.-М. (Тапа) Чер¬моев и А.М. Мутушев. Чеченский съезд состоялся 14 марта 1917г. в г. Грозном и собрал до 10 тысяч участников. Главным докладчиком на съезде выступил Т. Чермоев, что объективно отражало влияние, которым он пользовался в Чечне. Создание органов национально-территориальной

автономии горцев завершилось 1-5 мая 1917г. В представительную чеченскую делегацию, прибывшую на съезд, вошли руководители Чеченского исполкома социал-демократ А. Мутушев, предприниматель М. Абдулкадыров, просветитель и демократ Т. Эльдарханов.

Требование горцев вернуть их территории, захваченные в ходе Кавказской войны, вызвали рост анти-горских и античеченских настроений не только среди казаков, но и «иногородних» крестьян Терской области.

Председатель ЦК Союза объединенных горцев А.-М. Чермоев в этой связи писал в штаб Кавказской Армии: «Создается чрезвычайно острое положение, могущее совершенно неожиданно привести к самым роковым последствиям, помимо воли ответственных обществен¬ных организаций». В самой Чечне стремительно приближающая война с казачеством вызвала быструю радикализацию настроений широких народных масс, которых не удовлетворяла осторожная позиция, занятая Союзом объединенных горцев. Тапа Чермоев делал все возможное, чтобы избежать войны с ее непредсказуемыми последствиями, а при решении земельного вопроса он считал необходимым действовать не спе¬ша, добиваясь постепенных уступок со стороны Терского казачьего полка.

Следующим вопросом, который должен был разрешить П-й съезд, была финансовая проблема. Фактически единственным источником финансирования ЦК Союза объединенных горцев был личный капи¬тал его председателя Талы Чермоева. Тот же Т. Чер¬моев финансировал и газету «Горская жизнь». «Союз не может существовать на случайные пожертвования, - констатировалось в цирку¬ляре ЦК. - Важность стоящих перед Союзом задач требует изыскания значительных денежных средств».

Заседание П-го Горского съезда открылось 21 сентяб¬ря (4 октября) около 14 часов дня в зале владикавказ¬ского кинотеатра «Гигант». В работе форума участвова¬ли 65 делегатов от регионов с правом решающего голоса, а также около 200 делега¬тов от организаций с правом совещательного голоса и почетные гости. Предсе¬дателем съезда был избран глава ЦК Союза

объединенных горцев Тапа Чермоев. Заседание съезда было посвящено осуждению доклада Каштанова и вопросу борьбы с грабежами и разбоями. С яркой и эмоциональной речью выступил военный комиссар Терской области Митрофан Звонарев. Он в очередной раз живописал, как в Хасав¬юртовском округе шайки абреков наводят ужас на население и как крестьяне в панике покидают пустую¬щие хутора и поселения. В конце дискуссии слово взял Тапа Чермоев. «Горцы не могут быть гарантированы, что анархия не разовьется по всей области, - сказал глава Горского ЦК. Необхо¬димо съезду назначить особое лицо для руководства общим делом. Туземному корпусу необходимо пред¬ложить дать воинскую силу для подавления анархических выступлений… Горцам необходимо выработать меры для сохранения физического существования свое¬го союза».

По предложению Талы Чермоева съезд избрал Осо¬бую комиссию для выработки мер борьбы с грабежами. Делегаты констатировали, что дальнейшие попытки организации карательных экспедиций в горские округа при помощи солдат и пехотных частей могут спровоци¬ровать массовые волнения горцев. Съезд поручил Осо¬бой комиссии, чтобы ее воз¬главил Тапа Чермоев.

В первые дни своего существования Горское правительство пережило пер¬вый кризис: 2 (15) декабря глава ЦК горцев Тапа Чер¬моев сделал заявление об отставке с поста председателя правительства. «Ввиду объявления Центрально¬го Комитета Союза горцев Горским правительством, - говорилось в письменном заявлении Тапы Чермое¬ва, датированном 5 (18) декабря, - настоящим я под¬тверждаю письменно свое заявление, сделанное 2-го декабря, что, не считая себя подготовленным к адми¬нистративно - управлен¬ческим функциям, слагаю с себя председательствование в Комитете (ныне Горском правительстве), оставаясь лишь членом Горского правительства, впредь до замены меня Чеченским Комитетом другим лицом». Причина отставки Тапы Чермоева (как и причина ноябрьского демарша Т. Чермоева и П. Коцева) ос¬талась неизвестна. Вряд ли речь шла о банальной борьбе за лидерство, тем более, что, как прежде ЦК Союза объединенных горцев, Горское правительство практически всецело существовало на средства чеченского нефтеп¬ромышленника. Не исключено, что уход Т. Чермоева был связан с резким ростом недовольства среди чеченцев «казачьей ориентацией» главы Союза объединенных горцев. Вхождение Горского союза в Казачий юго-восточный союз, еще более тесный альянс ЦК горцев с атаманом М.А. Карауловым и верхушкой Терского казачества, план создания двух субъектной Казачье-Горской автономии Терека и Дагестана, одним из ини¬циаторов которых был Тапа Чермоев, происходили на фоне разгорающейся борьбы между казаками и горцами (особенно чеченцами и ингушами) за землю. Это привело к потере того практически безоговорочного авторитета, который лидер Горского союза имел вес¬ной-летом 1917г.

В обстановке развала ста¬рой власти, обострившихся социальных и межнациональных противоречий, Т. Чермоев немало сделал для предотвращения вооружен¬ного столкновения между горцами и терскими казаками. Исключительна его заслуга в сохранении в целом мирных отношений между ними. Добрые взаимоотно¬шения между Т. Чермоевым и первым выборным атаманом казачьего войска М. А. Карауловым служили своеобразным гарантом добро¬соседства на Тереке. Часто самые бурные споры и назревавшие конфликты раз¬решались благодаря лич¬ному авторитету и обаянию Т. Чермоева. Всегда сдер¬жанный, тактичный, только он мог остудить пылающие страсти. Его рассудительность, взвешенность слов и дел, способность без эмоций и суеты оценить ситуацию и предложить разумное решение высоко ценились и в горских аулах, и в казачьих станицах. Не случайно на Кавказе во все времена по¬читались мудрость и ум, а к словам авторитетного, уважаемого человека прислу¬шивались всегда.

В ноябре 1917г. в ответ на октябрьские события в Петрограде на съезде Союза объединенных горцев Кавказа провозглашается Горская республика, избирается ее правительство во главе с А.-М. Чермоевым. Аналогичные изменения происходят немногим ранее на Дону и Кубани: в октябре Войсковой круг объявляет независимость Донской земли «впредь до образования в России порядка, при¬емлемого для казаков»; кубанские казаки избирают свой парламент (Кубанскую Раду), атамана и краевое правительство. Интересно заметить: события развивались не только по линии провозглашения суверенитетов, параллельно нарождалось уникальное для Северного Кавказа явление. В условиях распада империи и последовавшего политического хаоса в центре России на Северном Кавказе проявляется тенденция к интеграции его кадров. Перед лицом всеобщий сумятицы и начинающегося кровопролития на российских просторах возобладала идея «собирания» разобщенных царизмом наций и этнических общностей в единое государственное образование на основе истории местных народов для отпора возможному вторжению. Видимо, местные народы и прежде всего демократически из¬бранные им лидеры осознавали, что выжить и отстоять свою свободу они смогут только сообща. Итак, каковы признаки и доказательства государственно-политичес¬кого сближения северокавказских народов?

В речах и заявлениях Т. Чермоева 1917-1918гг., среди прочих, неизменно присутствует тезис о двух непременных внешних ус¬ловиях сохранения Горской республики: признание и поддержка самоопределе¬ния казачества Дона, Кубани и Терека и блока с ними для отражения агрессии извне. В октябре 1917г. Т. Чермоев и возглавляемое им правительство с готов¬ностью откликнулись на призыв Кубанской Рады и войскового правительства о создании Юго-Восточно¬го Союза казаков, горцев и калмыков и направили своего полномочного представителя в формирующееся в Екатеринодаре «союзное правительство». В июне-июле 1918г. представите¬ли горского правительства (министр внутренних дел П. Коцев и др.) участвовали в обсуждении предложенно¬го донским атаманом П.Н. Красновым декларации «Доно-Кавказского Союза», как продолжения идеи и не¬продолжительной практики Юго-Восточного Союза. В проекте декларации признавалась существующая граница между казачьими и горскими землями. Доно-Кавказский Союз провозглашался федеративной державой, состоящей из самостоятельно управляемых государств «на началах полной автономии». Предусматривалось избрание Союзного правительства, создание общей армии и флота.

Т. Чермоев проявил себя, как прекрасный дипломат, в поисках пути сохранения мира на Юге России.

В январе 1918г. во время межнациональных столкновений во Владикавказе выехал в Чечню, затем в Дагестан. Весной 1918г. вместе с делегацией Да¬гестанского областного исполкома направился в Тифлис на переговоры с Закавказским правительством и представителями турецкого командования. В мае 1918г. в Батуми участвовал в провозглашении независимости Северного Кавказа и формировании Правительства Республи¬ки Союза горцев (Горского правительства), занял пост министра-председателя Горского правительства. Подписал договор о мире и дружбе с Турцией. В сен¬тябре 1918г. при поддержке турецких войск взял под контроль большую часть Дагестана. С конца 1918г. возглавлял Заграничную делегацию Горского прави¬тельства. Вел переговоры в Константинополе и Париже о признании Республики Союза горцев. Являлся членом меджлиса (парламента) Горской республики.

После победы большеви¬ков на Кавказе остался в эмиграции, финансировал горские эмигрантские ор¬ганизации и издания. Т. Чермоев был членом «кав¬казской» ложи «Золотое руно» и одним из руководи¬телей «кавказской» ложи «Прометей» (в союзе Вели¬кой ложи Франции).

Тала Чермоев появился в Париже не один. Вместе с ним приехало большое се¬мейство: его супруга - княж¬на Хавар-Ханум (урожден¬ная Ибрагимбекова), его брат Абдул-Муслим (Мина) с супругой, племянники Осман, Абубакар (Пики), Эмельхан, Магомедхан Чермоевы, Дайдаш и Чингиз Тукаевы (сыновья Белиты, сестры Тапы)- тоже с женами, племянницы Айшат, Аминат (Дара), Камисат, Зейнаб, Джената, Хава, многие другие родствен¬ники. Всех надо было рас¬селить, кормить, одевать, племянниц - выдавать за¬муж, детей - устраивать в колледжи и пансионы.

А между тем, экс-миллионер оказался почти без средств: его богатейшие нефтепромысла и обшир¬ные земли в Чечне и близ Владикавказа были сна¬чала экспроприированы терскими большевиками, потом конфискованы деникинской администрацией, и, в конце концов, нацио¬нализированы советским правительством. Последние средства, которые Тале Чермоеву удалось переправить в Париж, уходили на содер¬жание родственников и на помощь другим горцам-эмигрантам, попавшим в еще большую нужду.

Как раз в это время к Чермоеву обратился некто Александр Левант-Эттингер, отрекомендовавшийся посредником в переговорах между эмигрантами из Рос¬сии и крупными западными предпринимателями. Левант-Эттингер предложил Тапе организовать выгод¬ную продажу его нефтеносных земель.

Александр Левант-Эттингер свел Тапу с анг¬лийским олигархом Детердингом, «нефтяным Наполеоном». Концерн «Роял Датч Шелл», возглавляемый Детердингом, стал крупнейшей нефтяной компанией Европы. В ре¬зультате сделки Чермоеву достались 12 миллионов франков, а Детердингу - права на разработки нефти на Чермоевских участках под Грозным, в частности, в Аллах, контрольный пакет акций которых также принадлежал Т. Чермоеву. В последующие годы английский олигарх стал одним из вдохновителей планов но¬вой военной интервенции против Советской России, которым так и не суждено было сбыться. Грозненская и бакинская нефть осталась под властью большевиков, а документы о правах англичан на нефтепромышленные земли под Грозным и Баку легли в сферы «Роял Датч Шелл». Т. Чермоев, получив немалые по тем временам деньги, зажил в Париже на широкую ногу. В Париже его называли «сумасшедшим татарином». Одно время Тала Чермоев снимал роскошный особняк в Пасси.

В особняке Талы Чермоева жило около 80 родственников. Тапа финансиро¬вал различные кавказские эмигрантские организации и издания. Роскошная жизнь и щедрая благотворительность сильно подор¬вали благосостояние Т. Чермоева. В конце жизни он заболел и переехал на лечение в Швейцарию. В 1937г. Тапа Чермоев умер в Женеве и был похоронен в Бобинье в пригороде Па¬рижа, рядом покоится его жена Хаваханум (урожденная Ибрагимбекова). Хотя по официальной версии смерть наступила от сердечного приступа, в семье Чермоевых и в горских эмигрантских кругах ходили слухи о том, что Тапа Чермоев был отравлен агентом ГПУ.

Тапа Чермоев оставил о себе память, как о человеке кристально чистой души, неподкупном и мужественном рыцаре за дело своего многострадального народа. В обычной жизни он был скромным, с истинно кавказской, гостеприимной натурой, готовым всегда и всюду помочь своим обездо¬ленным согражданам. Что и не помешало некоторым бессовестным и нечестным типам злоупотреблять его отзывчивым сердцем.

Личность и политическая деятельность Тапы Чер¬моева является основным ключом для установления подлинной политической картины в истории Чечни временного промежут¬ка первой трети XX века. И надо сказать, личность действительно колоритная и одаренная во многих отношениях - политическом, военном, экономическом, историческом плане. Даже великий уголовник среди политиков Сталин заявил, по выражению А. Авторханова, «ничего, кроме как «миллионер и нефтепромышленник Тапа Чермоев».

Видимо, в силу ущербности своего ума и характера Сталин не мог допустить, что быть миллионером и нефтепромышленником не есть еще криминал. В.И.

Ленин, весьма наитипвый в политике человек, после поездки Т. Чермоева во главе делегации от Гор¬ской республики в Париж сказал в адрес Т. Чермоева: «теперь он собирается сме¬нить чеченский (кавказ¬ский) костюм на европейский». Справедливости ради нужно сказать, что Т. Чермоев, 36-летний молодой человек, в то время весьма и весьма прилично выглядел как в чеченском, так и в европейском костюме.

Т. Чермоев был самым молодым лидером нации за последние сто с лишним лет, будучи сыном генерала Орцу Чермоева, он был мо¬лочным племянником императора Николая II, имел высшее военное образова¬ние, был в родстве (зятем) бакинского миллионера Ибрагимбекова, неутоми¬мым предпринимателем, нефтепромышленником, богатейшим человеком, большим коллекционером кавказского оружия. Тапа Чермоев остался таким, каким он был на самом деле, несмотря на все измышления против него, состряпанные большевиками.

Абдул-Межид (Тапа) Чермоев - один из достойных внимания соотечественни¬ков, о ком пора знать всю правду не только в Чечне, но и на всем Кавказе. В народе он больше известен по имени Тапа, так прозвали его в детстве в кругу родных и близких. Т. Чермоев при¬надлежал к когорте славных личностей Кавказа. О таких людях в нашей догматизированной истории принято было упоминать скупо, унизительно, как о «буржуазных националистах», «агентах империализма», «врагах народа»... Подобные ярлыки предназначались для созда¬ния образа врага. Ныне, когда мы вглядываемся в историю не сквозь узкий прицел классовой борьбы, которая, безусловно, имела место в соответствующую эпоху, а с позиций гуманизма и подлинно национальных ин¬тересов, мы открываем для себя немало поучительного. Главное - познаем прошлое не выборочно, а в полном объеме.

Сайпуди Натаев «Молодежная смена» №98, 9 декабря 2009 г

993

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter