Вс, 18 ноября, 07:14 Пишите нам






* - Поля, обязательные для заполнения

Главная » НОВОСТИ » Обзор местной прессы » Сыграй, маэстро! («Вести республики»)

Сыграй, маэстро! («Вести республики»)

19.06.2012 14:55

Недавно в зале Чеченского драматического театра имени Х. Нурадилова в программе концерта вновь воссозданного по личному указанию Главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова Государственного симфонического оркестра Чеченской Республики прозвучал «Кавказский танец» чеченского композитора Зайнди Чергизбиева.

Услышанная музыка ускорила мое давнишнее желание разыскать его и рассказать читателям «ВР» об этом талантливейшем человеке, музыканте, у которого на счету несколько сот произведений, написанных им в разных музыкальных жанрах, в том числе более 60 вокально-инструментальных. Композитор, исполнитель, руководитель и создатель инструментального ансамбля при Гостелерадио ЧИАССР, а затем дирижер и музыкальный руководитель оркестра Чечено-Ингушского государственного ансамбля танца «Вайнах», заслуженный деятель искусств ЧИАССР, достойный продолжатель чеченской народной музыки, ныне забытый современными музыкальными «дарованиями», оказалось, живет со своей дочерью в Казбековском районе Республики Дагестан. Мы с давнишним другом Зайнди Имраном Ирисхановым, ныне работающим начальником отдела книжного издательства «Грозненский рабочий», едем в Казбековский район в село Калинин-Аул (Шира-Юрт).

По расспросам находим дом, где ныне проживает чеченский композитор, произведения которого более 40 лет звучали по радио, телевидению и с концертных площадок, а имя было в центре чеченского музыкального искусства. С трепетным волнением, предвкушая встречу с необыкновенной личностью, входим во двор. Когда я увидела Зайнди, первое, что пришло мне на ум: «Цены тебе не знает наш народ! Одареннейшая личность, каковых очень мало сегодня среди нас. Редкий божий дар и талант… Как можно допустить, чтобы такой мастер музыки оставался невостребованным, забытым!?».

Приветливый, доброжелательный, не озлобленный на жизнь, с прекрасной памятью, отлично помнящий по именам и отчеству даже своих бывших в 60-е годы прошлого столетия преподавателей по музыкальному училищу, Зайнди и сейчас, после пережитых войн и житейских неурядиц, выглядит бодрым, веселым. «Уже внешний вид выдает в нем интеллигента,– писали о Зайнди в газете «Грозненский рабочий», – личность одаренного человека, никогда не унывающего, гордящегося своим делом, болезненно тяжело переживающего неудачи, без остатка выкладывающегося на репетициях и требующего этого от коллектива. Словом, талантливого, полного вдохновения человека, живущего музыкой и в музыке. Умный проницательный взгляд, хладнокровие, порой переходящее в раздражение, музыкальные пальцы и сердце, открытое людям, душа полная любви к человечеству». Таким интеллигентом и по внешнему виду, и по манерам предстал он и перед нами в тот день. Наше общение продолжалось несколько часов. И на протяжении всего времени, при воспоминаниях и рассказах Зайнди о годах своей учебы, работы на сцене, в разных музыкальных коллективах, мысленно перед моими глазами воскрешались лица талантливейших музыкантов и композиторов, прославивших и обогативших наряду с Зайнди музыкальную культуру чеченского народа: Аднан Шахбулатов, Умар Бексултанов, Саид Димаев, Сулейман Цугаев, Алаш Эдилсултанов, Жансари Шамилева, Марьям Айдамирова, Валид Дагаев, Есита Ганукаева…

В ходе нашей беседы Зайнди несколько раз досадовал на то, что нет у него музыкального инструмента, на котором он смог бы для нас, своих дорогих гостей, сыграть свои произведения…

З.Чергизбиев не просто чеченский композитор, он вайнахский композитор, потому что создавал музыкальные произведения и внес большой вклад в развитие не только чеченского, но и музыкального искусства ингушского и дагестанского народов. Им написана музыка к словам Хусейна Сатуева, Саида Чахкиева, Раисы Ахматовой, Ахмеда Хамхоева, Ахмада Сулейманова, Хамзата Осмиева, Мусы Дудаева, Шаида Рашидова, Виктора Богданова, дагестанского поэта Саида Амирова. Глубоко чувствуя и зная музыкальный язык фольклора, он в самом начале своего творчества создает произведения, в основе которых лежит подлинная народная традиция: «Фантазия на кавказские народные темы», «Ингушский танец», «Родной Кавказ», «Чеченский танец», «Дагестанский танец» и др.

Но вернемся к началу его творческого пути.

Предки З. Чергибиева из старинного села Шира-Юрт бывшего Ауховского района. Это село, хотя после выселения чеченцев было переименовано в Калинин-Аул, и сейчас старожилы называют Шира-Юрт. Своей фамилией он обязан деду Чергизби, бывшему полковнику царской армии, который в 1917 году добровольно перешел на сторону революции, за что его советская власть «отблагодарила» расстрелом в 1937 году.

В 1944 году репрессирован был в Казахстан и Зайнди в 4-летнем возрасте.

Интерес к музыке у будущего композитора проявился в раннем возрасте. Пробуждению у мальчика в 5-6 летнем возрасте особой тяги, видимо, сыграло то, что он в эти годы уже тесно соприкасался и слышал чарующие и ласкающие его слух звуки виртуозной игры на дечиг-пондуре старшего брата Докки. С годами это увлечение росло и превратилось в постоянное желание, стало необходимостью. Мальчик, даже не помышляя выйти на улицу поиграть в детские игры, мог часами сидеть рядом с братом и слушать его исполнение.

Когда семья Чергизбиевых в 1957 году вернулась на родину, и встал вопрос, куда поступать учиться, для Зайнди было одно решение – заниматься только музыкой. Семья поселилась в своем родном селе Шира-Юрт, а так как оно уже входило в Дагестан, Зайнди, подумав, что это ближе к дому, поступает в музыкальное училище, расположенное в Махачкале. Но после некоторого времени заново поступает в Грозненское музыкальное училище, одно из самых в то время серьезных музыкальных учебных заведений, можно сказать, на всем Северном Кавказе. Как вспоминает Зайнди, его зачислили сразу, после одного прослушивания.

С большой теплотой и особой благодарностью вспоминает Зайнди своих бывших преподавателей и наставников в годы учебы и своего творческого становления. Это Леонид Шаргородский, впоследствии декан Казахской государственной консерватории, Михаил Бронштейн (теория музыки), Владимир Ашкинази (оркестровка), Анатолий, Гризбил (композиция), Маина Снитко (класс фортепиано), Григорий Мищенко (класс народных инструментов). Благодаря тому, что они сумели угадать в нем талант, их неустанной вдохновенной работе с молодым музыкантом, в З. Чергизбиеве выявился тот колоссальный запас творческой энергии, который позволил ему создать такие совершенные по мастерству, берущие за душу инструментальные произведения, как «Родной Кавказ», «Солнечный край», « Любимой девушке», «Радостные горы» и др.

Успешно окончив училище по классу композиции и народных инструментов, Зайнди некоторое время работает в музыкальной школе № 12 города Гудермес, где под его чутким руководством проходили занятия учащихся по изучению нотной грамоты и игры на клавишных инструментах. В настоящее время многие из его бывших учеников работают в различных культурных учреждениях республики и, наверное, помнят своего бывшего учителя, строгого, но справедливого.

Судьба щедро одарила З. Чергизбиева талантом. Кроме композиторского и исполнительского дарования, она дала ему и хорошие организаторские способности, которые пригодились ему в работе со многими музыкальными коллективами республики, которые в 60-е годы приходилось начинать, как говорится, с нуля.

Так, в 1967 году, в возрасте 27 лет, молодой композитор создает и долгие годы возглавляет инструментальный ансамбль Гостелерадио ЧИАССР. Также было и с коллективом «Шовда», с которым Зайнди успешно представил искусство чечено-ингушского народа на Днях литературы и искусства ЧИАССР в 1973 году в Москве. А в 1985 году создал и возглавил оркестр Чечено-Ингушского государственного ансамбля «Вайнах». Здесь он совмещал сразу две должности – музыкального руководителя и дирижера.

В числе творческих удач композитора – музыка к массовому «Праздничному танцу» и к девичьему танцу «Цветок». Танцы были поставлены балетмейстером, заслуженным деятелем искусств ЧИАССР Тапой Элимбаевым, а Зайнди Чергизбиевым написана музыка к новой программе, поставленной к 50-летию Государственного ансамбля «Вайнах». Эта программа была восторженно принята не только в Чечено-Ингушетии, но и во многих странах. В Турции ансамбль стал лауреатом международного конкурса, заняв первое место среди хореографических коллективов. В Италии завоевал «Гран-при». В Иордании удостоился самой почетной сцены – выступал в королевском дворце. Концертная программа ансамбля во время его выступления в Германии начиналась с увертюры, написанной З. Чергизбиевым специально для этой поездки. Блистательным было и турне ансамбля с этой программой по городам Сибири и Урала.

Подлинные знатоки национального искусства всегда высоко ценили композиторское дарование и музыкальные сочинения Зайнди, в которых композиционная техника, эмоциональный настрой, глубина мышления достигают большой силы. Именно такова музыка, написанная им к телеспектаклю «И камень плавится» по мотивам рассказов С. Юсупова. Подобно этой и музыка к кинофильмам режиссера Ильяса Татаева «Песня Малики» и «Даймохк».

Под чутким попечительством Зайнди Чергизбиева росло вокальное мастерство начинавших в те годы певцов: Мовлада Буркаева, Лейлы Мусаевой, Бембулата Тимурзиева, Зелимхана Дудаева, Апти Далхадова, Магомеда Ужахова, Магомеда Ясаева, Имрана Усманова, Тамары Дадашевой, Мустафы Барахоева. Ими исполнялись песни на музыку З.Чергизбиева.

Как писал в газете «Сердало» ингушский поэт Гирихан Гагиев: «Стиль композитора родился из глубокого осмысления национального фольклора, творческого развития на его основе лучших достижений европейской и современной эстрадной инструментальной музыки. Поэтому, когда слушаешь музыку Зайнди Чергизбиева, сердце бьется одновременно и в прошлом, и в настоящем, и в будущем. Как из глубины каменного пласта, хранящего память тысячелетий, пробивается наверх родниковая свежесть, так и музыкальный настрой народной души находит выход через творчество художественно одаренной личности. Такие мысли приходят на ум, когда слушаешь музыку, сочиненную З.Чергизбиевым».

В первую военную кампанию, спасаясь от пуль и снарядов, Зайнди уехал из Чечни в Дагестан. Но не сидел сложа руки. Он устроился на работу в Хасав-Юртовское педагогическое училище и преподавал музыкальную грамоту, учил осваивать игру на музыкальных инструментах будущих педагогов.

Студенты и преподаватели гордились тем, что в их коллективе работает такой одаренный, известный композитор и добрейшей души человек. А во вторую войну он оказался в Ингушетии. Вот как пишет о времени пребывания З. Чергизбиева в Ингушетии поэт Г. Гагиев: «Когда говорят пушки, музы, обычно, молчат. Но деятели искусств Чечни опровергли эту поговорку. Они продолжают творить, доказывая этим, что творческий, животворящий дух народа не могут сломать никакие беды. Пройдет время, Чечня залечит раны, нанесенные войной. Чеченские артисты, композиторы, певцы, художники вернутся домой. Но вклад, который они вносят сегодня в развитие культуры ингушского народа, не забудется никогда. Один из тех, кого с благодарностью будут вспоминать в Ингушетии – композитор и исполнитель Зайнди Чергизбиев, достойно продолжающий традиции основоположников чеченской музыкальной культуры».

Зайнди принимал участие в музыкальном конкурсе исполнительского мастерства в числе преподавателей школ искусств Ингушетии, где он исполнил свои три вещи: инструментальные композиции «Легенда вайнахских гор», «Концертная лезгинка» и «Фантазия на темы Чечено-Ингушских народных мелодий». Исполнение очаровало зал. З. Чергизбиеву было присуждено первое место.

Сбылись сказанные известным поэтом слова – чеченский народ под мудрым руководством А-Х. Кадырова повернул колесо истории вспять. Наступила мирная жизнь. За короткий срок благодаря дальновидной политике Рамзана Кадырова в жизни Чеченской Республики сделан неслыханный в истории существования планеты шаг в сторону созидания и расцвета. Возродилась культура.

Но великий чеченский композитор Зайнди Чергизбиев, хотя плохо видит, но полный желания работать и создавать новые произведения, оказался не у дел. О нем забыли… Без жилья, без любимого дела, вдали от друзей и бывших коллег протекают его дни… Он потерял зрение, но это не значит, что он не может сочинять музыку. Ведь Бетховен потерял слух в совсем молодом возрасте, но это не помешало ему создать шедевры мирового музыкального искусства.

Но некогда созданная им музыка постоянно звучит со сцены, потому что не исполнять, вычеркнуть, позабыть её нельзя – она красива, звучна, очаровывает слушателя. Но ни один выходящий сегодня на сцену певец или ансамбль, танцующий под его музыку – никто не называет имени создателя музыки Зайнди Чергизбиева. Видимо, это стало «модным» у нынешних людей искусства… Не называют не только Чергизбиева, но и других композиторов и создателей музыки. Непонятно… То ли боятся, что это затмит их «славу»!!! Но слава, если она не поддельная и добыта трудом и талантом, никогда не умрет.

Очень надеемся, что услышим новые произведения, написанные великим чеченским талантом.

Зайнди, здоровья тебе, удач и успехов творить и радовать нас новыми шедеврами чеченской музыки!

Малика Абалаева №110 (1793) 15 июня 2012г.

Все права защищены. При перепечатке ссылка на сайт ИА "Грозный-информ" обязательна.

www.grozny-inform.ru
Информационное агентство "Грозный-информ"

125

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter