Ср, 14 ноября, 06:49 Пишите нам






* - Поля, обязательные для заполнения

Главная » НОВОСТИ » Обзор местной прессы » Он вкладывал душу в музыку

Он вкладывал душу в музыку

26.11.2008 15:26

Льется музыка, музыка, музыка... отовсюду: из окон домов, из проезжающих и стоящих машин, в магазинах и киосках... В общем, легче перечислить те места, где она совсем не звучит и почти невозможно перечислить те места, где она звучит. Ведь у каждого из нас есть свои любимые песни, исполнители и даже композиторы.

И один из них, конечно, Аднан Шахбулатов. Мое поколение, как и я, вряд ли что-нибудь знают про него, но наши родители до сих пор слушают эти песни. Песни, которые просто язык не повернется назвать старыми. И когда меня берет за душу та или иная песня, и я обращаюсь к матери или ее ровесницам с вопросом о том, чьи это песни, они отвечают, мол, «чьи же еще они могут быть, как не Аднана Шахбулатова...» И, действительно, я теперь сама, без посторонней помощи, могу определить его песни, то есть музыку неповторимую, спокойную, подобную журчанию горного родника. Она то возносится к величавым вершинам наших гор, то ниспадает, подобно горному водопаду, навевая свежесть, поднимая настроение и унося мысли в то прекрасное время, когда жил и творил этот композитор. Гениальных людей невозможно забыть, и свидетельством этому лишний раз является письмо, которое написал нам его друг Алхазур Усмаев, выпускник хоро-дирижерского отделения культпросветучилища 1968 года:

«Наши близкие живут до тех пор, пока мы их помним. Талантливого композитора, кристально чистой души человека Аднана Шахбулатова его друзья и близкие помнят и не забудут.

С детства любил я музыку, театр, литературу. В 1968 году окончил хоро-дирижерское отделение республиканского культпросветучилища. В далекие 60-е годы прошлого века в эфире Чечено-Ингушского радио звучали произведения Александра Халебского, Джавада Исакова, Павла Потапова, Юрия Долгова. Писали музыку и московские композиторы: «Песня партизан» Евгения Крылатова в исполнении Мовлада Буркаева долго звучала в эфире, Оскар Фельдман написал «Песню о Грозном», А. Халебский был известен как автор песни «Чечено-Ингушетия моя».

Джавада Исакова прославила песня «Мадина» в исполнении Мустафы Барахоева, Павел Потапов написал музыку к песне об Асланбеке Шерипове. До сих пор помню строчки из этой песни: «По твоей мы улице идем, о тебе мы, Асланбек, поем».

Юрий Долгов долгие годы работал и творил в ансамбле профтехобразования. Он виртуозно играл и был неразлучен с концертным баяном, сочинил много песен на слова местных авторов. Из всех перечисленных композиторов выделялся своим талантом и был признанным мастером своего дела Аднан Шахбулатов. Работал он много и плодотворно. Я не ошибусь, если скажу, что все песни Аднана были очень популярны. Он вкладывал в них свою душу, они были неповторимы.

По первым вступительным ноткам, аккорду можно было угадать мелодию его песен. Его музыкальные произведения ежедневно звучали по радио. Неизменным исполнителем его песен был Мовлад Буркаев. В одно и то же время в Московском музыкально-педагогическом институте им. Гнесиных учились народный артист СССР и Чечено-Ингушской АССР Иосиф Кобзон, Мовлад Буркаев и Мустафа Барахоев. На музыку Шахбулатова в Доме народного творчества известный хореограф Саид-Эмин Януркаев и балетмейстер Докка Кагиров ставили современные бальные танцы.

Все свободное от учебы время я проводил с Аднаном. Благодаря ему, круг знакомства с творческими людьми республики у меня расширялся. Его друзьями были представители многих национальностей: грек Кирилл Хрисаниди, армянин Эдуард Багдасаров, ингуш Сайд Чахкиев, еврей Гена Любецкий.

В то время не было ни одной вокальной группы, в чей репертуар не был включен эстрадный номер из произведений А. Шахбулатова.

Несмотря на свою известность, был он очень доступным, простым и внимательным. Жил он в то время по улице Маташа Мазаева. В большой его комнате стояло черное отполированное фортепьяно «Терек». У него дома под аккомпанемент самого автора я разучивал песни «Ма хала стаг ю хьо» на слова Магомеда Дикаева, «Сан Г1ала» на слова Адиза Кусаева. Так я готовился к выступлению на вечере в актовом зале культпросветучилища, на полевых станах совхозов, колхозов, в ряде районов республики.

В настоящее время, когда я слышу песню «Сан Г1ала», по телу пробегает приятная дрожь. Вспоминается былой Грозный... Закончился праздничный парад, на проспекте Революции многолюдно. Из установленных мощных динамиков-громкоговорителей звучит именно эта песня.

Обычно на вечерах мне аккомпанировал на баяне мой однокурсник Алексей Мишустин.

Три года учебы прошли быстро и незаметно. Наступил долгожданный выпускной вечер, ответственным за проведение вечера была Александра Яковлевна Юрьева. По своей натуре строгая, слегка высокомерная. Она уточняла, какие номера будут исполняться, кто на каком инструменте будет аккомпанировать. Узнав от меня, что на прощальном концерте будет аккомпанировать на фортепьяно сам автор, популярный композитор, она не поверила.

За полчаса до вечера, как договорились, показался Аднан Маккаевич. С дружескими объятиями, радушно, его встретил оркестрант, зав. учебной частью Александр Адамович Абазов. Свое слово он сдержал, а иначе быть не могло. Он был очень пунктуален. Вечер прошел успешно. После концерта к нам с Аднаном подошла преподаватель режиссуры и актерского мастерства Мария Константиновна Чарская и от всей души поздравила с успешным выступлением.

Композитор все время был в творческом поиске. После кропотливой работы свободное время он проводил на природе.

От улицы, где он жил в Новых Алдах, до «Грозненского моря», так любовно грозненцы называли Чернореченское водохранилище, было, как говорится, рукой подать.

Начальник спасательной станции Женя Минкин всегда рад был А. Шахбулатову и любезно предоставлял катер, лодку, водный велосипед. Аднан был влюблен в озеро Байкал, где ему приходилось отдыхать. Часами он мог рассказывать о прозрачной воде и своеобразном вкусе омуля, что водится в озере. Побывать еще раз на Байкале было его заветной мечтой. Жаль, что не суждено было ему вновь полюбоваться чистым глубоководным озером. По разным причинам мне многократно пришлось проезжать Байкал. Я вспоминал о своем друге, учителе, одаренном композиторе.

Ноты местных композиторов в республике почти не печатались, а лишь выпускались репертуарные листки. И оттого, что сочиняемые произведения были недоступны владеющим нотной грамотой исполнителям, автору было больно, неспокойно, и он хотел, чтоб были изданы ноты. Я как-то сел и написал письмо в идеологический отдел обкома КПСС с просьбой содействовать в издании нот местных композиторов. Ответа не последовало.

Но через несколько лет я оказался за праздничным столом на свадьбе. Рядом оказались редактор газеты «Грозненский рабочий» Лема Баширов и зав.идеологическим отделом обкома КПСС Ваха Дыхаев. По крайней мере, я узнал, что письмо дошло до адресата и было прочитано. За гостиницей «Кавказ» в подвальном помещении располагалась любительская студия грамзаписи. Несколько песен на грампластинке мне нужно было отправить знакомым в Чимкент. И вот мы с Аднаном Маккаевичем шли по пр. Революции. Он предложил мне подыскать для записи на радио девушку, ему нужен был женский голос. Я предложил две кандидатуры - Лейлы Ножаевой и Светланы Айдамировой. Они оканчивали вокальное отделение музыкального училища. После окончания Московского музыкально-педагогического института им. Гнесиных Лейла Ножаева-Мусаева стала исполнительницей произведений Аднана Шахбулатова. Недавно при встрече с ней я затронул эту тему, и она призналась, что после Мовлада Буркаева она является второй исполнительницей А. Шахбулатова. В данное время она работает зав. кафедрой в пединституте. Часто мы вспоминаем рано ушедших из жизни талантливых людей нашей республики. Мы помним о них. Раз помним - они живы, они с нами».

Петимат Хасиева, «Вести республики» № 224.

191

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter