Пн, 05 декабря, 01:22 Пишите нам






* - Поля, обязательные для заполнения

Главная » НОВОСТИ » Экспресс-аналитика » А. Истамулов: «Исламское государство – это большой проект США»

А. Истамулов: «Исламское государство – это большой проект США»

11.11.2014 17:45

Руководитель исследовательского центра «СК-стратегия» Абдулла Истамулов в интервью агентству поделился своим видением того, что такое «Исламское государство» и какие методы борьбы мировое сообщество должно использовать с этой организацией.

- В последнее время так называемое «Исламское государство» без конца заставляет говорить о себе. Однако, большинство западных СМИ ведет себя так, как будто совсем недавно узнали о его существовании. Как сформировалось это движение, из каких сил? И действительно ли его появление было внезапным?

- Группировка боевиков с названием «Исламское государство» не появилась просто так, ниоткуда. Если заглянуть назад, в прошлое, мы увидим очень интересную историю: в прошлом группы, объединившиеся сегодня в одну организацию, носили разные названия, имели разные политические направления, интересы, и разные хозяева за ними стояли. ИГ образовалось из разрозненных групп «Аль-Каиды» и «Братьев мусульман», есть среди них и наемники; основная часть состоит из радикально настроенных повстанцев против власти Сирии, то есть против официального режима Башара Асада. Это все вещи известные. Вопрос в другом. Почему их вдруг резко объединили, создали фактически очень эффективную армию, со своим тылом, со своей структурой и логистикой?

- По сути, теперь это организованная армия единомышленников, объединённых общей идеей? Но каким образом радикальная группировка стала настолько сильной?

- Да. Теперь они объединены общей идеей, нравится нам это или нет, она у них есть. А идея такая: «Есть мы и то, что мы хотим - остальное подлежит уничтожению!».

Когда свергнуть режим Асада не получилось из-за поддержки Россией законного правительства Сирии, ситуацию переиграли и решили, что…

- Переиграл кто? Запад?

- Это фактически Запад, а именно структуры, корпорации, которые стоят за продвижением собственных идей и желательно с целью заработать, используя радикальные настроения. У тех, кто стоит за этими организациями, нет Бога, только интересы. И здесь явно прослеживается политика США. Тогда возникает вопрос, почему они их бомбят?

- Да.

- Это «многоходовка»! Игра! Цель очевидна! Людям, не сведущим в политике, может казаться, что Америка стала слабее, что их друзья от них отказались. Ведь финансирование ИГ изначально осуществляли Саудовская Аравия, Катар, Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты, чтобы поддержать боевиков в борьбе против режима Башара Асада в Сирии. И сейчас движение получает эту поддержку.

Но мы-то с вами знаем, что это не так: одни бомбят, чтобы движение было управляемым, а другие помогают в продвижении. А, само движение, абсолютно убеждено в том, что создает всемирный Халифат. На самом деле они идут по тем тропинкам, которые им были показаны. Они - инструмент в большой геополитической и экономической игре.

- Но территория, которую в данный момент контролируют боевики «Исламского государства» огромна…

- Да, боевики захватили большую части Сирии, Ирака, они подошли к границам Турции. Причем захватили большие нефтеносные территории, им дали это сделать, и зарабатывают теперь деньги, продавая нефть «по дешевке». К примеру, в Ираке ИГ контролирует 7 нефтяных месторождений и два нефтеперерабатывающих завода, в Восточной Сирии – 6 из 10 месторождений. Ежедневно группировка продает около 30 тыс. баррелей сырой нефти. Доход группировки «Исламское государство» от продажи нефти, по некоторым данным, превышает 3 миллиона долларов в сутки. Таким образом, доход от нелегальной торговли нефтью очень высок. И это обеспечивает долгосрочное военное выживание ИГ.

- Ирак, Сирия…а что дальше? Кто следующий?

- Здесь и кроется самое опасное. По нашим данным, они начали очень плотно работать с кавказскими диаспорами в Европе с целью проникновения сюда, на Кавказ.

- Все-таки, конечная точка, как бы ни было печально признавать, – Кавказ?

- Вернее Россия через Кавказ. Хотят разрушить страну и, ослабив ее, дойти до ее ресурсов.

- А каким образом?

- «Исламское государство» – это большой проект. И те, кто за ним стоит, стремится установить режим хаоса между мусульманами Востока, когда нет договоренностей, однополярного мира; вносит разлад между мусульманами и извращает понятие религии Ислам, преподнося миру, что Ислам – это крайне радикальная и жестокая религия. Одна из целей - дискредитировать Ислам, как явного оппонента в достижении своих целей. Они продвигают свои радикальные настроения и на околороссийских территориях, я имею в виду Узбекистан, Киргизию, Казахстан. И в Татарстане, и в Башкортостане есть определенные религиозные течения, секты, их называют ваххабитами, хабашитами, которые могут стать потенциальными их сторонниками. В нашей республике нам удалось это остановить, благодаря системному подходу и опыту. Но я сомневаюсь, что они получат такое системное противодействие в Дагестане, Ингушетии или Кабардино-Балкарии.

- А что мы можем сделать в своей республике? Как нам предвидеть ухищренные методы наших недругов и как не дать им нас использовать?

- Для нашей республики задачи, как таковой, нет.

- То есть, нам боятся нечего?

- Нет. Но, если у вашего соседа пожар, вы же не будете на это спокойно смотреть?

Чеченский опыт в борьбе с проявлениями экстремизма и терроризма уникален, так как мы прошли через это. Мы гораздо лучше понимаем методы, с помощью которых экстремисты добиваются успеха, продвигают свои идеи. Поэтому мы должны позиционировать свой опыт в противодействии таким силам, распространить его по всей стране и помочь соседним регионам в плане идеологической составляющей.

- Какие методы Вы бы предложили коллегам из тех регионов, где опасность проникновения радикальных настроений крайне высока?

- Я скажу, чем мы руководствуемся в своей работе. Против идеологии экстремизма должна быть более мощная идеология. Жители Чеченской Республики, более мотивированы на мирное сосуществование со всеми народами мира, учитывая через какие войны мы прошли, и поэтому наш народ неуязвим. Это и есть наше оружие против идеологии терроризма. Мы должны понять, если они смогут повлиять на умы наших молодых людей своими методами, смогут привнести свои идеи сюда, то чеченцы, как самобытный народ, перестанут существовать.

- А если конкретно, у нас ведь есть такая идеология или этого мало, нужно еще что-то придумывать?

- Есть, конечно. Наше духовенство и молодежные общественные организации совместно с творческой и научной интеллигенцией республики успешно проводят просветительскую работу в рамках Единой Концепции духовно-нравственного воспитания и развития подрастающего поколения. Основной акцент делается на патриотическое и религиозное воспитание молодежи. Причем программа эта комплексная, реализовывается вместе с министерствами, ведомствами и администрациями районов и не только в образовательных учреждениях. Определены три главных направления в реализации концепции: «Семейные ценности», «Традиции и обычаи чеченского народа» и «Культурное наследие народов республики». Но работу, считаю, нужно усилить.

- Что мы можем сделать именно в соцсетях? Какую работу провести там? Ведь после того как страницы, связанные с террористическими группами стали закрываться, ИГ, вроде бы, пытается перейти на открытые и более децентрализованные социальные сети, которые трудно регулировать, а также использует другие инструменты, менее популярные на Западе. А может нам выключить Интернет? Помнится, в одно время Китай закрыл доступ в Facebook, также пользователям Поднебесной были недоступны Twitter, YouTube и ряд других ресурсов. Может взять с них пример?

- Интернет - это как нож на кухне. Все зависит от того, в каких целях вы его будете использовать… Как сказал Пророк Мухаммад (да благословит Его Аллах и приветствует), если вы собрались что-то делать, положите это на весы, если от этого много пользы, делайте, а нет - не делайте.

Китайцы положили на весы Facebook и просто грамотно подсчитали, больше зла от него для китайского народа или пользы, и сделали вывод.

- Лимитирование доступа к Интернет-ресурсам или их закрытие не является на Ваш взгляд крайней мерой?

- Нет. Если возникнет необходимость, надо что-то закрывать, ограничивать доступ и принимать прочие меры. Вместе с тем, важно просвещать молодежь, разъяснять ей «что такое хорошо, а что такое плохо». Вы знаете, у нашего поколения не было таких проблем как у вас, современной молодежи. Некоторые люди привыкли думать, что в Советском Союзе все было плохо. Нет, в Советском Союзе была мощная идеология. Это я вам говорю, как бывший секретарь комитета комсомола. Свою жизнь мы начинали со стихотворения Маяковского «Что такое хорошо и что такое плохо». И очень много читали научную и художественную литературу.

- Обращаясь к нашей молодежи, что бы Вы сказали, как мусульманин, чеченец, политолог?

- Я призвал бы их открыть глаза, не прожигать свою жизнь в соцсетях – это не реальный мир, там нет понятия справедливости и добра. Не зря же он называется виртуальным. Не позволяйте себя сломить. Не бойтесь трудностей, дружите со спортом, покоряйте неизведанные вершины, стремитесь к совершенству и к своей мечте. Помните, что вы - мусульмане и чеченцы.

- Спасибо за беседу.

- И Вам спасибо за интересные вопросы.

Фаиза Халимова

www.grozny-inform.ru
Информационное агентство "Грозный-информ"

90

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter