Сб, 17 ноября, 22:56 Пишите нам






* - Поля, обязательные для заполнения

Главная » НОВОСТИ » Экспресс-аналитика » Слово о друге

Слово о друге

04.07.2018 13:55

Очень долго собирался с мыслями, чтобы написать эти строки. В голове хаотично вертелось всё то, что было сказано, а больше – то, чего сказать не успели. Ни он, ни я, ни другие… Уже несколько месяцев, как с нами нет Магомеда Нухаева. Славный, жаждущий жизни путь молодого журналиста оборвался слишком рано. Без предупреждения.

В августе 2005 года, когда я только пришёл в газету «Молодёжная смена», Магомед Нухаев уже был опытным корреспондентом, имевшим за плечами не один десяток статей и победу в престижном творческом конкурсе Совета Федерации «Россия глазами молодых». И, действительно, глаза Магомеда видели эту жизнь очень яркой, динамичной, полной внушающих доверие новшеств и изменений. А писательский талант помогал ему облекать эти мысли и впечатления в форму слов. Незамысловатых, всегда написанных понятным, лаконичным, увлекающим слогом. Несомненно, он был профессионалом своего дела, умным, грамотным, перспективным журналистом.

Неудивительно, что спустя всего несколько лет Магомед Нухаев уже успешно трудился в пресс-службе тогда Председателя Правительства Чеченской Республики, Героя России Рамзана Ахматовича Кадырова. Туда его забрал известный журналист, на тот момент – пресс-секретарь будущего Президента ЧР Лёма Гудаев. Спустя несколько лет Магомед перешёл в отдел по связям с общественностью и СМИ республиканского МВД и крепко обосновался там, дослужившись до капитана. Но творчество не бросал – всегда радовала в газетах его фамилия под заметками, очерками – чаще о ярких представителях чеченских правоохранительных органов, их подвигах, службе.

Надо сказать, что связь между нами не обрывалась никогда. Мы могли не общаться неделями, может, месяц проходил. Но я всегда знал, что если наберу в контактах «Магомед Нухаев», то обязательно услышу на другом конце провода задиристый голос дорогого друга. Этим наши отношения и были ценны…

Уже после того, как Магомед ушёл навсегда, для меня стало до боли очевидно, буквально осязаемо всё то, что было в нём особенным, вызывало восхищение, а порой – и желание самому становиться лучше. Ему была абсолютно чужда зависть. Помню, когда только пришёл в «Молодёжку», формат нашей, двух спецкоров, работы предполагал элемент некоторого состязания – за газетную площадь, внимание редактора, командировки, признание читателей. И что удивительно – никогда не видел и не ощущал со стороны Магомеда чувств, даже отдалённо напоминавших зависть. Его душа была слишком чиста и благородна, чтобы впускать в себя что-либо подобное. Он, несомненно, был выше этого. Как следствие, нашу дружбу ничто не могло поколебать – даже в тех случаях, когда, казалось бы, мне перепадало то, что могло вполне успешно быть получено им.

Магомед всегда был чист в своих помыслах и поступках. Не было ни разу, чтобы его действия были продиктованы корыстью, имели бы двойственный характер. Его слова – о чём бы они ни были – можно было с уверенностью, без капли сомнений, брать на веру. Они могли служить ориентиром, неким эталоном того мнения, которое он высказывал, на которое можно было равняться, опираться, руководствоваться. И не важно, какое место он сам занимал в той или иной ситуации – Магомед всегда отражал позицию, вовсе не выгодную для себя лично, но максимально приближенную к правде и справедливости. И был за это всеми любим.

«Он был необычным, - пишет о нём наш общий друг, радиожурналист Лаура Устарханова. - Добрый, весёлый (даже когда всё плохо) и готовый прийти на помощь всегда». Каждый из этих заслуженных эпитетов Маге можно описывать и разбирать подробно.

Необычный – несомненно. Магомед был будто не от мира сего. На все вещи у него был свой, уникальный и всегда – интересный взгляд. И никогда нельзя было «угадать» Магомеда. Он всегда был новый, свежий, полный сил и энергии.

Доброта нашего друга, конечно, идёт отдельной строкой. И говоря об этом, мне прежде хочется отметить, что он был совершенно чистосердечен. У него никогда не бывало затаённой обиды, скрытых чувств, невысказанных негативных ощущений. Магомед был прямолинеен. И искренен. Если его о чём-то просили – он полностью отдавался теме, из кожи вон лез и делал всё зависящее от него, чтобы помочь. Не жалел для этого ни сил, ни средств, ни времени.

Весёлый – а как же! Если бы этого понятия не существовало, то его следовало бы придумать ради Магомеда. Он был воплощением оптимизма. Всегда находил повод, над чем пошутить, над чем посмеяться. Но самое важно – никогда ни над кем не подшучивал. Не могу вспомнить, чтобы он о ком-то когда-нибудь высказывался плохо, говорил что-то за спиной. У Маги было превосходное чувство юмора. Он был интеллектуалом, начитанным и эрудированным. И был, как говорит наш друг Акроман Радуев, душой компании. На вопрос о том, каким он ему запомнился, что он в нём ценил, Акроман поделился: «Магомед был в высшей степени сострадательным человеком. Отзывчивым, добродушным. Узнав, что у тебя какая-то проблема, он, не говоря тебе ни слова, делал всё, что в его силах, чтобы эту проблему решить. Он был надёжным товарищем, на которого всегда можно рассчитывать. Был другом, с которым, как говориться, можно пойти в разведку. Был человеком с чистым сердцем. Даже если у него у самого были проблемы или не было настроения, он никогда не подавал виду, всегда старался не омрачать наши встречи, а вносить в них добрые, позитивные струи. В этом был весь Мага».

Ещё одним ключевым человеком в жизни Магомеда был Рамзан Ахмерзаев. Его близкий друг и единомышленник. «Мне очень не хватает Мохьмада, длинных и волнующих разговоров с ним, - рассказывает Рамзан. – Не хватает того, который был тебе так близок по душе, понимал тебя с полуслова. Он был исключительно добропорядочным человеком. И главное – он думал, что и все вокруг такие же. Я никогда не устану говорить о нём. Магомед оставил только светлую память о себе. Открытый, понимающий, правильный. Его отличительной чертой было умение слушать. Не перебивая. И он умел давать правильные советы».

Здесь хочется прервать воспоминания Рамзана и остановиться на последнем. Действительно, Магомед обладал очень трезвым мышлением, был чрезвычайно мудрым. В любой жизненной ситуации он умел находить единственно верное решение. И щедро делился своими знаниями, навыками, опытом. Казалось, он получал удовольствие от возможности чем-то помочь человеку – это поистине черта истинного мусульманина с высоким иманом.

Помню, всегда, когда мне нужен был совет по тому или иному вопросу, первый, о ком я вспоминал, был Мага. Будь то покупка чего-то или иное решение (значимое или рядовое), я знал – Магомед наставит на правильный путь. Так было всегда. И сейчас, находясь иногда перед тем или иным выбором, у меня невольно тянется рука к телефону – чтобы набрать его номер и узнать: а что бы посоветовал Мага…

В числе его многочисленных качеств Рамзан Ахмерзаев выделяет, что Магомед был очень благонравным. «У него был богатый внутренний мир. Какая бы тяжёлая проблема у тебя ни была, после разговора с ним внутри тебя всё отпускало. Это могло быть общение о чём угодно – даже не о чём. Энергетика была у него позитивная!» - говорит Рамзан о своём друге.

«Таких как он – единицы, - продолжает он.- Магомед плюс ко всему был очень щедрым. Узнав о том, что у совершенно незнакомого человека финансовые проблемы, он мог просто взять номер его карточки и перечислить ему деньги. И никогда об этом не напоминать. Магомед ко всему относился с юмором, с позитивом, хотя внутри самого у него всегда была борьба. Но как бы ему трудно ни было, он никогда не жаловался… Насколько тяжело было перенести эту утрату – нельзя передать словами. Даже когда умирали родственники, я не ощущал ту боль, которую испытал от потери Мохьмада… Он был надёжным, отличным, верным другом».

Ещё одна грань воспоминаний Рамзана о Магомеде, с которой я абсолютно согласен: «Он был романтиком по жизни!». И да – кому, как ни Рамзану об этом знать, ведь именно он познакомил Магу с его будущей спутницей жизни – Аминой. И наш рассказ о Магомеде был бы не полным, если мы не уделили внимания этой удивительной девушке. Рамзан вспоминает, что сам Магомед часто говорил, что благодарен Всевышнему за встречу с Аминой. И нет никаких сомнений, что благодарность эта имела серьёзные основания.

Амина для Магомеда не была просто супругой в обычном понимании этого слова. Она была его другом, верной и надёжной опорой. Всецело понимающей и принимающей его. Это был тот случай, когда действительно два человека нашли друг друга. Они постоянно поддерживали, дополняли друг друга. И даже в моменты самых серьёзных испытаний всегда находили в себе силы решить проблему, бороться с ней, идти вперёд. Верить и надеяться. Вместе. Непреодолимые, казалось бы, препятствия, о которые другие браки разбиваются безвозвратно, делали их союз только сильнее и прочнее… Об этом чуть позже скажу ещё пару важных слов.

Для полного понимания цельной и незаурядной личности Магомеда Нухаева нужно, конечно, вспомнить, каково вообще было его отношении к семье. Безусловно, это заслуживает отдельного внимания. Несмотря на свои многочисленные личные проблемы (в том числе вынужденное многолетнее проживание в съёмной квартире), Магомед всегда старался поддерживать своих родителей, братьев и сестру, часто помогая им в том, чего лишал себя и свою собственную семью. В этом и была его натура – быть для других…

На самом деле в жизни у Магомеда Нухаева было несколько страстей. О которых, по крайней мере, мы знали. Одна из них, конечно же, – София Ротару, его бескрайняя любовь с самого детства. Конечно, восхищение Магомеда относилось исключительно к таланту певицы, и никогда не переходило эту границу. Он умел тонко чувствовать искусство. И полностью отдавался этому умению. Я не сказал бы, что он был фанатом Ротару. Он был просто ценителем её творчества. Истинным ценителем. Который умеет не только брать, но и отдавать – он посещал её концерты, писал о ней статьи, собирал диски. И, насколько нам известно, сама София Михайловна также относилась к Магомеду с большой, дружеской теплотой. Мы всегда подшучивали над ним, мол, зачем тебе такая старуха. Но на редкое удивление Мага был непреклонен в своей преданности ко всему тому, что было связано с Ротару. Помню, в какой-то очень длительный период у него даже рингтон на телефоне стоял один из хитов Ротару. И мы «смирились». А как иначе – ведь он умудрился «влюбить» в Софию даже собственную супругу, с которой не раз ездил на концерты и фан-встречи звезды!

И что самое интересное, память о его любви к творчеству знаменитой певицы не ушла вместе с ним. Она нашла олицетворение в самом главном и важном для самого Магомеда. В его дочери, которую они с Аминой ждали 9 лет… 5 апреля Магомед и Амина должны были отметить очередную годовщину свадьбы, а спустя пять дней, 10-числа этого месяца появилась на свет маленькая София. До этого долгожданного события Магомед не дожил всего несколько недель.

…Позже Лаура Устарханова напишет: «Я была уверена, что Магомеда ждут большое будущее и тёплая старость. Но смерть в указанный час решает всё. Каким он был по жизни, такой же лёгкой оказалась и смерть. Мага просто не проснулся».

…Закончить хочу словами из своего поста, который опубликовал в соцсетях в день ужасной вести: «Нухайчик... Так мы по-доброму называли Магомеда Нухаева. Из-за работы и повседневной суеты мы виделись не так часто, как нам хотелось. Но каждая встреча с ним была переполнена яркими, незабываемыми эмоциями. Магомед был одухотворённой личностью. В нём не было ни капли злости. Это был молодой чеченец, который честно строил свою жизнь. Был полон энергии, добрых идей, планов – больших и малых. Как любой человек.

...Мне нравилась в Мохьмаде его правильность – не нарочитая, а в том, что он всегда знал, как правильно поступить в той или иной ситуации. Это была его, особенная мудрость.

Часто с ним советовался. И всегда получал широкую поддержку. Делом, словом, искренним участием. ...Искренность. То, пожалуй, за что любил его больше всего. Он всегда был прям и открыт. Для каждого. Сделавшему один шаг – он делал десять навстречу.

Магомед дышал жизнью. Это – не поворачивается говорить о нём в прошлом времени – был настоящий, преданный, самый верный друг, товарищ, брат. Какого только можно себе пожелать. ...Нам очень не хватает тебя, Мага. Безумно. С твоим уходом ушла часть нас. Очень важная часть. Бесконечно нужная. Твоё чистое, благородное, неравнодушное сердце никогда не оставалось безучастным, когда беда стучалась в чьи-то ворота. Ты всегда хотел помогать и делал это с редким великодушием и рвением. Получая неподдельную радость от возможности сделать добро другому.

...Магомед Нухаев был особенным человеком. Необыкновенным. Он был настоящим. Всем своим существом он олицетворял человечность. Показывал, каким Человек должен быть.

...Я жалею о каждой секунде времени, которую мы могли, но не провели вместе. И безумно горжусь, дорожу каждым мгновением, когда был рядом с этим удивительнейшим, поистине чистейшим человеком.

...Такие, как Мохьмад, люди – это не предающееся описанию явление, они, уверен, отражают мир, человечество в том виде, в котором Всевышним он и был задуман».

Зелимхан Яхиханов, газета «Молодёжная смена» №18 (1297) за 4 июля 2018г.

www.grozny-inform.ru
Информационное агентство "Грозный-информ"

491

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter