Вс, 26 июня, 16:19 Пишите нам






* - Поля, обязательные для заполнения

rss rss rss rss rss rss rss

Главная » НОВОСТИ » Чеченский вклад в мировую науку («Молодежная смена»)

Чеченский вклад в мировую науку («Молодежная смена»)

19.05.2010 16:39

2009 год ознаменовался значительным вкладом чеченской науки в мировую науку: в самом престижном международном издательстве «Springer» (Берлин), действующем в сотрудничестве с наукой «springer» + деловые сми lls Нью-Йорк и «Springer» (Япония) КК, вышла в свет монография нашего ученого Ш.Х. Солтаханова «Механика неголономных систем. Новый класс задач управления», написанная совместно с учеными из Санкт-Петербургского государственного университета С.А. Зегждой и М.П. Юшковым.

Это важное для Чеченской Республики событие осталось практически не замеченным. Однако сам факт издания книги в издательстве «Springer» является редчайшим случаем для российских и даже западных ученых и свидетельствует о большом вкладе нашею ученого в мировую науку и о признании его достижений международным сообществом. Об этом говорится в письме на имя Председателя Парламента Чеченской Республики Д.Б. Абдурахманова, подписанном деканом математико-механического факультета СПбГУ, членом-корреспондентом Российской академии наук, лауреатом Государственной премии СССР, доктором физико-математических наук, профессором ГА Леоновым и заведующим кафедрой теоретической и прикладной механики, заслуженным деятелем науки РФ, лауреатом Государственной премии РФ, доктором физико-математических наук, профессором П.Е. Товстиком.

В нем говорится: «Крупной заслугой авторов является создание теории движения неголономных систем со связями высокого порядка, которая позволила решить новый класс задач управления. Полученные фундаментальные результаты могут найти широкое применение при решении задач, возникающих при разработке новейших технологий. В настоящее время ведущие издательства Англии, Германии, Франции, Италии проявляют интерес к изданию указанной монографии в этих странах. Монография наших ученых является большим вкладом российской науки в мировую науку».

Это не первая монография Ш.Х. Солтаханова на иностранном языке. Ранее, в 2006 году, одна из его монографий была переведена и издана в Пекинском технологическом институте на китайском языке.

Ш.Х. Солтаханов является автором свыше 70 научных и учебно-методических трудов. В частности, он соавтор 5-и фундаментальных монографий. Принимал участие в написании учебника «Теоретическая механика» для студентов университетов Российской Федерации и 3-х учебных пособий, изданных Санкт-Петербургским университетом, в частности, специального лабораторно-вычислительного практикума по динамике полета летательных и космических аппаратов. Ш.Х. Солтаханов достойно представлял Чеченский госуниверситет на Всероссийском съезде, всероссийских и международных конференциях, конгрессах и научных семинарах, которые проходили в Нижнем Новгороде, Москве, Санкт-Петербурге, а также в Магдебурге (Германия), Пекине (Китай), Салерно (Италия), Париже (Франция) и Нови Сад (Республика Сербия).

О своей научной деятельности рассказал сам ученый.

- Шервани Хусаинович, поздравляем Вас с изданием Вашей книги на английском языке. Расскажите, пожалуйста, о Вашей монографии

- Монография вышла в свет в прошлом году. Она явилась итогом 25-летнего труда. Ответственным редактором согласился стать крупный специалист из США профессор Дж. Папаставридис. Кстати, данная монография не переводная, а изначально издана на английском языке. Позже издали ее и на русском языке в московском издательстве «Наука. Физматлит». Монография представляет собой фундаментальный труд в одной из наиболее сложных областей классической механики Ньютона.

- Насколько мне известно, Вы родились в Казахстане в знаменательном 1957 году, когда вышел Указ Президиума Верховного Совета РСФСР о восстановлении Чечено-Ингушской АССР. Ваша семья сразу вернулась на Родину или это произошло позже?

- Как и все чеченцы, мои родители стали спецпереселенцами в 1944 году и долгих 13 лет прожили в Казахстане. После выхода Указа сразу выехать на родину не получилось. Это удалось лишь в конце декабря 1958 года, и мы возвратились в родное село Бердыкель. Часто в СМИ пишут и говорят, что чеченский народ был реабилитирован. Категорически не согласен с подобной формулировкой. Это власть должна реабилитировать себя в глазах пострадавших народов. А народы не нуждаются в реабилитации властью. Выселение целых народов, что имело место в СССР - это самое чудовищное преступление тогдашнего политического руководства страны.

- Откуда у Вас появился столь пристальный интерес к математике?

- В школе мне легко давалась именно математика. Участвовал в районных, городских и республиканских олимпиадах. Кстати, и не только по математике, например, по немецкому языку, химии. Любовь к этой дисциплине привил мне мой школьный учитель Абрам Аронович Скигин. Как-то принес он в школу журнал «Квант» с заданиями для поступления в знаменитую заочную физико-математическую школу при Московском физико-техническом институте. Задания я выполнил, и меня зачислили в школу. До сих пор с благодарностью и теплотой я вспоминаю всех своих школьных учителей. Это были замечательные люди, посвятившие себя полностью школе. Среди них Галина Николаевна Горбачева, Нонна Васильевна Соколовская и другие. Своими успехами, прежде всего, я обязан им. Именно в школе закладывается фундамент будущих успехов,

- Как отнеслись близкие к Вашему выбору?

- К счастью, при выборе специальности я был предоставлен самому себе. Никакого давления со стороны родителей. Они согласились бы с любым моим выбором. Считаю, что родители должны только помогать, подсказывать, а окончательный выбор специальности - прерогатива ребенка.

- Высшее образование Вы получили в Ленинградском университете имени А. Жданова, выбор был не случаен?

- На математико-механическом факультете Ленинградского государственного университета я оказался по целевому направлению в рамках подготовки кадров для национальных республик. После окончания университета я должен был возвратиться в республику, что я и сделал. В 1982 году меня приняли на работу в Чечено-Ингушский государственный университет. Работал на различных должностях. В1999 году был избран на должность профессора.

- В 70-е годы в российских вузах обучалось не так много представителей нашего народа, как к Вам относились сокурсники и преподаватели?

- К большому сожалению, из нашей республики действительно студентов было немного. На математико-механическом и физическом факультетах - буквально единицы. В то время как из других республик Северного Кавказа студентов было в разы больше. И это притом, что мы, чеченцы, доминирующий народ на Северном Кавказе. Точно такая же картина была и во время моей учебы в аспирантуре. Я был на факультете единственным чеченцем. Да и во время обучения в докторантуре я был один. Думаю, что и в Московском, и Ростовском университетах чеченцев на естественных факультетах было очень мало. Ну, а что касается отношений со стороны преподавателей и сокурсников, могу сказать, что это действительно была дружба народов. Сейчас это звучит как-то странно, но тогда был Советский Союз. А всякие ярлыки появились позже.

- А что надо сделать, на Ваш взгляд, чтобы наша молодежь начала проявлять интерес к естественным дисциплинам?

- Сейчас многие стремятся стать юристами, экономистами. Желающих учиться на естественных факультетах все меньше и меньше. А ведь сейчас время инженерных специальностей. Знаете, наша молодежь очень способная. Надо помочь им развивать способности, открывать специализированные школы по математике, физике, химии и т.д. и привлекать туда молодежь. Вот, например, в Адыгее. При. университете работает Республиканская естественно-математическая школа. Всего десять лет. Уже есть успехи. Учащиеся стали побеждать даже на всероссийских олимпиадах. Представляли школу России даже на конгрессе в Копенгагене. Заметьте, учащиеся с региона. Наши соседи. Было бы полезным использовать их опыт и в нашей республике.

- Как состоялось знакомство с Вашими будущими учителями?

- Учился я, в общем, хорошо. На старших курсах меня стали привлекать к выполнению хоздоговорных и госбюджетных тем. Куратором нашей группы был Сергей Андреевич Зегжда. Он и дал мне первое задание, которое успешно выполнил. Курсовые работы, начиная с 3-го курса, и дипломную работу выполнял под руководством Михаила Петровича Юшкова. Кстати, результаты моей дипломной работы ГЭКом были рекомендованы к опубликованию. В то время написать научную работу, будучи студентом, считалось большим успехом. Они и пригласили меня в аспирантуру, и моя дальнейшая научная деятельность оказалась тесно связанной с ними и Санкт-Петербургским университетом. Надо сказать, это добрейшие люди, ученые с большой буквы. Всегда помогут, щедро поделятся идеями.

Мне тяжело сейчас об этом вспоминать, но когда из Ленинградского университета пришло приглашение с просьбой направить меня в аспирантуру, мне в родном Чечено-Ингушском государственном университете отказали. В то время аспирантура полностью была целевая, и без направления невозможно было поступать. Только через несколько лет мне дали добро на поступление в аспирантуру. И это только благодаря Вере Алексеевне Федоренко, декану математическою факультета.

Со мной в аспирантуре учились около 30 человек из Северной Осетии. Внушительно были представлены и Дагестан, и Кабардино-Балкария. Видимо, у них не было проблем с направлениями в аспирантуру.

- Вы являетесь автором многих научных и учебно-методических трудов. Они не только изданы в центральной печати, но и переведены в различных странах мира. Первая Ваша работа, которая привлекла внимание зарубежных ученых?

- Думаю, статья, написанная мною еще в 1990 году, результаты которой могли быть использованы при решении конкретных задач из области космонавтики. Именно она привлекла внимание специалистов НАСА, затем была переведена на английский язык и опубликована в США.

- Чего не хватает нынешнему поколению для достижения успехов в науке, да и вообще в жизни?

- Трудолюбия.

- Есть ли будущие математики в Вашей семье?

- В нашей семье имеются специалисты разного профиля. Филологи, экономисты. С учеными степенями. Племянники Ибрагим и Анэор окончили аспирантуры Московского лингвистического университета и Московского государственного университета статистики, экономики и информатики, соответственно, защитили диссертации. Ибрагим работает в нашем университете, Анзора оставили на кафедре, в настоящее время он доцент. Намечается и ученый физик-электронщик. Племянник Салман оканчивает в Москве магистратуру и его оставляют в аспирантуре. Мой старший брат Эльбек (Дала гечдойла цунна) заведовал кафедрой ЧГПИ, автор практически всех учебников для учащихся начальных классов. Автор Абата, математики и природоведения на чеченском языке. По его книгам и сейчас учатся не только дети в нашей республике, но дети-аккинцы в Дагестане.

- Кстати, в последнее время часто говорят о необходимости перевода начальной школы на чеченский язык. Ваше мнение.

- Я не считаю себя специалистом по данной проблеме. Думаю, что решать ее надо специалистам, имеющим большой практический опыт работы в начальной школе.

В принципе я сторонник перевода начальной школы на чеченский язык. И только начальной. К сожалению, который раз пытаются перевести школу на чеченский язык, и каждый раз это впервые, видимо, все следуют принципу, что Колумба, открывшего Америку, помнят все, а вот кто был после Колумба - никто. А все просто. Надо делать дело. И должны это делать специалисты, а не все желающие.

- Как Вы проводите свое свободное время, к примеру, отпуск?

- Свободное время? А бывает ли оно? Читаю книги, например, книги Канты Ибрагимова. Мы с ним знакомы много лет.

- Что Вы думаете о состоянии образования в стране?

- Ситуация в области образования в России, на мой взгляд, достаточно критическая. В последнее время мы только и слышим о финансовом и экономическом кризисах. Однако, на мой взгляд, было бы уместно кричать во весь голос об образовательном кризисе, который начался с распадом СССР и продолжается по сей день. Правда, в последнее время федеральная власть вроде бы повернулась лицом к образованию и науке.

Что же касается ситуации с образованием в нашей республике, то она усугублена еще длительными военными действиями, прерывавшими учебный процесс.

- Какие меры необходимы, на Ваш взгляд, чтобы выправить данное положение?

- Прежде всего, чтобы решить проблемы образования, необходимо:

во-первых, и это касается всех нас, в ближайшее время следует сделать все возможное и невозможное, чтобы кардинально изменить отношение людей к образованию в семье, школе, вузе. Ведь не секрет, что мы готовы платить, лишь бы не учиться, но получить документ об образовании, в то время, когда другие платят, чтобы получить хорошие, качественные знания. О значении, которое придает ислам образованию, говорит такой факт: когда на заре распространения ислама, в результате военных действий к мусульманам попадали в плен, пленника могли отпустить в двух случаях: когда он принимал ислам или обучал 7 мусульман грамоте.

Во-вторых, раз решение об обязательных ЕГЭ принято на федеральном уровне, надо учителям переходить к новым инновационным методам преподавания всех школьных предметов.

В-третьих, учителя, преподаватели вузов должны получать достойную заработную плату. Вы только подумайте, какие знания может дать нашим детям преподаватель, который в месяц получает 5 или 6 тыс. рублей? Вряд ли можно уволить такого преподавателя с работы. Ведь на его место никто не придет. Если зарплату повысить хотя бы в два раза, то можно будет жестко требовать качественной работы от преподавателя. И, конечно, если он не будет справляться, можно будет и уволить, и найти на его место другого человека.

То, что от финансирования образования и науки зависит очень многое, говорят следующие факты. В 60-е годы прошлого века, когда в СССР выделялись достаточно большие средства - около 9 процентов бюджета - на образование и науку, советский человек первым покорил космос. Американцы же, увеличив финансирование образования и науки до 13-14 процентов бюджета, оказались первыми на Луне. И весьма печальный пример. На образование и науку в 90-х годах в России выделялись всего 2-3 процента бюджета. Работал остаточный принцип. И все мы стали свидетелями, как Россия вынуждена была утопить свою космическую станцию «Мир».

А теперь вспомним послевоенную Японию. Разрушенную, всю в руинах. Начинала она с восстановления системы образования. Именно образование явилось, образно говоря, локомотивом, который потянул за собой все сферы жизнедеятельности страны: экономику, строительство, здравоохранение и т.д. Сегодня Япония - мощная высокотехнологическая держава.

- Вы неоднократно выезжали за границу на международные научные конференции. Расскажите о некоторых из них.

- Да, мне довелось участвовать в работе международных конференций в различных странах мира. Считаю важным участие ученых нашей республики в подобных мероприятиях, а также издание трудов на европейских языках, так как это будет служить позитивному восприятию в мире событий, происходящих в нашей республике, что очень важно на современном этапе. В до- j касательство приведу интересный случай. В Париже при (обсуждении вопроса издания монографии на французском языке один из участников переговорного процесса поинтересовался через француза Пьера Шанвилля, сопровождавшего меня, о моей национальной принадлежности. Пьер Шанвилль ответил: «Чеченец». Однако вопрос снова был повторен. Пьер Шанвилль извинился, но попросил еще раз подтвердить меня национальность для спрашивавшего собеседника. После очередного подтверждения был задан вопрос, а оба ли моих родителя чеченской национальности. Только получив очередной раз утвердительный ответ, перешли к вопросу издания монографии. Хотя французы толерантны, но определенный стереотип явно присутствовал

и здесь.

- Скажите, а оказывается ли Вам поддержка? Если да, то кем?

- Знаете, без поддержки наших руководителей вряд ли мне удалось бы участвовать в работе международных конференций. Поэтому я считаю, что своими успехами в большой степени я обязан и нашим первым руководителям. В свое время, придавая огромное значение науке и образованию в нашей республике, Ахмат-хаджи Кадыров (Дала Мазот къобал дойла цуьнан) поддержал мою научную деятельность, откликнувшись на соответствующую просьбу М.Х. Дошукаева, ныне покойного (Дала геч дойла цунна), в бытность его министром промышленности, науки, технологий и информа¬тизации ЧР. Всегда поддержит и поможет Д.Б. Абдурахманов - председатель Парламента Чеченской Республики, за что я весьма ему благодарен и признателен. Хочется назвать и депутатов нашего Парламента P.M. Сулейманова и А.Б. Закаева, руководителя Аппарата И.Б. Байханова, а также Л.М. Дадаева - бывшего министра образования и науки ЧР

Указом Президента Чеченской Республики RA. Кадырова мне присвоено почетное звание «Заслуженный деятель науки Чеченской Республики» за заслуги в разработке приоритетных направлений науки, воспитании и подготовке научных кадров Чеченской Республики.

- Какова Ваши планы на будущее?

- Собираюсь переиздать учебник «Теоретическая механика» для университетов России. Я принимал участие в написании предыдущего издания, и теперь мне предложено стать соавтором. Это очень престижно. Готовлю материалы. Практически готова к изданию еще одна монография.

Работы много.

- Остается пожелать Вам больших успехов в Вашей интересной и важной работе, и благодарю Вас за беседу.

Амина Магомадова №40, 19 мая 2010 г.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter

Поделиться:

Добавить комментарий




Комментарии

Страница: 1 |