Пн, 02 августа, 20:42 Пишите нам






* - Поля, обязательные для заполнения

rss rss rss rss rss rss rss

Главная » НОВОСТИ » Из Бронкса в Грозный («Молодежная смена»)

Из Бронкса в Грозный («Молодежная смена»)

13.06.2013 13:56

Говорят, он родился в 1970-х в Бронксе, среди афроамериканцев, как экспромт незамысловатых рифмованных куплетов, перекочевал на любительское негритянское радио, которое подхватило его как новый стиль в музыке, и был назван рэпом.

С тех пор интерес к рифмованным речевкам стал распространяться по всему миру и достиг пика своей популярности в 1990-х годах. Тогда мало кто знал, что в основе нового музыкального течения, сочетавшего в себе рэп, хип-хоп и RnB, лежал присущий любой культуре способ самовыражения, уличное искусство. В доисламском арабском мире этот жанр очень процветал на ярмарках, когда поэты-риторы начитывали импровизированную ругань, которая ничем хорошим не заканчивалась. Аналогичные поединки проходили также в Греции, Англии и Германии. Корни современного рэпа тянутся к африканскому обычаю-ритуалу, где участники по очереди высмеивали друг друга.

В начале 1980-х годов американское общество и бизнес знакомятся с субкультурой хип-хопа, а в частности, рэпа. В творчестве афроамериканских групп уже к типичным ритмам и темпам музыки делается акцент на темы бытовой и социальной жизни, показного тщеславия и издевательства над "музыкальными соперниками".

С конца 1980-х до начала 1990-х годов из спонтанного удовольствия, рэп превращается в дорогой коммерческий брэнд. Появляются коммерческие спонсоры, понимающие силу влияния популярных рэперов на молодежь, на ее выбор тех или иных товаров и услуг. Они устраивают крупную акцию, скорее напоминающую освободительное движение афроамериканцев против социального неравенства и бытового расизма. Лирика известных групп, большинство участников которых были выходцы из черных кварталов (гетто), основывалась на насилии, наркотиках и оружии. Олицетворением свободного рэпа становится "гангста-рэп", который подрывал систему фундаментальных ценностей этого жанра. Рост влияния шоу-бизнеса на рэп-культуру приводил к росту численности ее поклонников, а также становлению рэпа как части всемирной массовой культуры. Естественно, что рост благополучия коммерческих дельцов, ди-джеев и их групп никак не отражался на реальном положении дел в районах гетто. Основополагающая культуры рэпа развалилась, молодежь знала наизусть тексты "коммерческих" кумиров, но сочинять свои перестала. Лирика гангсты - мат, открытый расизм, классовая ненависть звучит практически в каждом дворе США и других странах, независимо от цвета кожи или языка. Множество общественных организаций совершают попытки к препятствованию его распространения с помощью законотворческих инициатив и судебного преследования. Наряду с этим получает развитие так называемая война "западного и восточного побережья", которая вылилась в убийства ведущих исполнителей гангста-рэпа. Жертвами личной неприязни стали "звезды" двух соперничающих лейблов. Продюсера и владельца самой крупной звукозаписывающей компании приговаривают к тюремному заключению. С прекращением "войны" гангста-рэп окончательно уходит из-под влияния криминала, появляются новые "звезды" рэпа, возрождаются старые.

Если хип-хоп зарождался как музыка и субкультура негритянского гетто с резко агрессивным отношением к белому населению, то в России он появился как интернациональная культура, воспринятая, преимущественно, белой частью населения. Продвижению западной музыкальной культуры в России в основном способствовали представители "золотой молодежи", адаптируя новый стиль под российскую действительность. Модное в 90-х годах стремление "жить богато и красиво", а также социальное неравенство, находят отражение в главных темах российских рэперов. Молодые группы рассказывают о нищете, криминале, драках, о любви и надеждах нового поколения.

Для настоящих почитателей рэпа создается некое сообщество самоучек, которые записывают и выкладывают свои произведения в интернет, некоторые из которых тоже были замечены и отобраны представителями крупных музыкальных компаний. Посещение России ведущими западными звездами рэпа, их участие в концертах и церемониях, говорит о его успешном продвижении в нашей стране.

Одновременно с остальным миром популярность этого противоречивого музыкального жанра проникает и в разрушенную войной Чеченскую Республику. Сложная и трагическая судьба чеченского народа находит отражение в творчестве молодых исполнителей, происходит очень редкое и удачное слияние культур.

Прошедшая в Москве церемония вручения наград национальной премии АССА-2012 представила несколько исполнителей этого жанра. Одним из номинантов на премию "Прорыв года" был молодой рэп-исполнитель LAMMBORZ. Необычная атмосфера, возникшая в зале во время его выступления и последовавшие бурные аплодисменты, никого не оставили равнодушным. Встреча с этим молодым и, безусловно, интересным исполнителем помогла понять настоящие традиции чеченского рэпа, его главные приоритеты.

- Почему Lammborz?

- Этот псевдоним возник случайно и никакого отношения к рэпу не имел. В 2002 году я жил со старшим братом в Объединенных Арабских Эмиратах, где по вечерам мы посещали один очень уютный компьютерный клуб. Вот именно тогда я и решил примерить на себя это имя. Помню уже через некоторое время, местные арабы меня так и называли.

Лам – это потому что я - ламро, а борз – потому, что считаю волков очень сильными, волевыми созданиями, самыми близкими духу нашего народа. Тогда в этом псевдониме никакой магии не было, она пришла позже.

- Твоя юность проходила на пике популярности рэпа. Ты уверен, что это был твой осознанный выбор?

- Не совсем осознанный. Также не могу сказать, что был горячим поклонником этого жанра. Все случилось само собой, вдруг понимаешь, что именно эта музыка передает то, что рождается глубоко внутри тебя. Это некий инструмент, удобный и, несомненно, любимый.

- Ты помнишь свои первые шаги в рэпе? Как начиналось твое творчество?

- Первыми шагами, наверное, можно назвать написание текстов.

В 16 лет во мне появилась какая-то безумная необходимость писать о том, что происходит в каждой «комнате» моей души.

Этим я и занялся. А знакомство с микрофоном произошло в 2007-м году, накануне Нового года, в городе Нальчик. Мой друг, который на тот момент был уже вполне состоявшимся исполнителем, пригласил меня к себе на студию.

Я написал текст, и вместе с ним и его приятелями записал свой первый куплетик. Почти не помню, что я тогда записывал, помню только, что все были удивлены моим столь удачным дебютом.

- Что ты можешь сказать о лирике русского рэпа? Находишь ли ты в ней общее созвучие?

- Мне кажется, что русский рэп очень похож на нынешнее российское кино. Много бытовой тоски, бесконечных жалоб на жизнь, боль утрат и бесконечная грусть… Нет новых самобытных идей, примеров красоты, помогающей движению вперед. Можно сказать, русский рэп меня чаще огорчает, чем радует.

- Творчество каких западных рэп-исполнителей тебя привлекают больше всего?

- Если я начну называть всех, то, боюсь, наше интервью превратится в какое-то сплошное перечисление имен, мало кому известных чернокожих парней. Скажу, что из последнего мне очень понравился Kendrick Lamar, который своим дебютным альбомом заставил восхищаться собой, даже самых неприкасаемых и непревзойденных легенд этого жанра. Еще очень понравились Macklemore and Ryan Lewis, два белых парня, один из которых очень креативно пишет и подает, а второй заправляет это все не менее креативной музыкой, ну и, наконец, самородок J. Cole, являющимся первым исполнителем, которого Jay-Z подписал на свой новый лейбл. Думаю, это о многом говорит.

- Что ты думаешь о церемонии вручения премии АССА-2012? Что значило для тебя участие в ней?

- Если честно, я себя чувствовал там немного неуютно, но, в общем, было весело. Это был большой опыт, и я благодарен этой возможности. Скорее всего, и отказался бы, будь у меня возможность вернуться назад.

- С кем из исполнителей ты хотел бы сотрудничать?

- Один припев от Шаде! Думаю, мне бы этого хватило (смеется).

Ну, если уж говорить о чем-то реальном, то было бы интересно поработать с Фьюзом из группы «Крэк», который с уходом Ассаи вышел на какой-то небывалый для себя уровень.

- Какую музыку ты слушаешь в настоящее время?

- В последнее время я очень редко слушаю музыку, и еще реже слушаю рэп. Чаще всего у меня играет Jamiroquai, чья музыка "словно дельтапланом способна облететь всего тебя"!

- Как ты относишься к классической и популярной музыке?

- К классической музыке я отношусь прекрасно. Любовь к ней мне привила старшая сестра. Также я отношусь и к популярной музыке. Разве Michael Jackson, Madonna, Prince - это не прекрасно?

- Какие стереотипы, связанные с рэпом, тебя больше всего раздражают?

- Само определение «рэпер». Жутко не люблю, когда меня так называют.

В России настолько извратили своим количеством и качеством этот жанр, что даже стыдно.

- Я знаю, что у тебя есть трек на слова Маяковского. Кем для тебя является Маяковский, и творчество каких поэтов и писателей ты предпочитаешь?

- Для меня Маяковский - это некая лаборатория в глухом и непроходимом лесу, в центре которого, при его желании, вырастает огромный и холодный город, со всеми пороками и добродетелями его жителей. Для того чтобы понять Маяковского, нужно обладать тем же "индексом души", или просто восхищаться уникальной техникой его рифм.

Маяковский - это сплошная нечеловеческая магия, о которой он сам же и писал.

Еще очень нравится Сергей Есенин, Марина Цветаева, чуть меньше Александр Блок, Михаил Лермонтов, Уильям Батлер Йейтс. Пушкина никогда не любил, даже в детстве. Не знаю, почему так.

Из писателей люблю Льва Толстого, Федора Достоевского, Эрнеста Хемингуэя, Фридриха Ницше, Уильяма Шекспира, Эдгара По, Джерома Сэлинджера, Фрэнсиса Фицджеральда, хотя его «Великого Гэтсби» жутко опошлили недавним выходом одноименного фильма, точнее шумом после него, Рэй Брэдбери. Пара книг нравится у Харуки Мураками и Паоло Коэльо.

- Что ты можешь сказать о чеченской молодежи?

- У нас прекрасная, талантливая, перспективная, умная и сильная во всех смыслах молодежь, которую просто нужно направить и чем-то занять.

- Какими качествами по твоему мнению должны обладать чеченские юноша и девушка?

- Религиозностью, воспитанностью, скромностью, смелостью, и знанием того, насколько ответственно быть чеченцем или чеченкой. Помнить, что это не просто ответ на вопрос "кто ты по национальности", а что-то более масштабное, работа на всю жизнь, которую нужно проделать достойно.

А если честно, соблюдать первый пункт, в нем все это есть.

- Каким поступком в жизни ты гордишься?

- Мне кажется, что перестану им гордиться, если о нем расскажу.

- Как тебе удается совмещать национальный менталитет с рэп-творчеством?

- Не вдаваясь в крайности и при этом оставаясь мужчиной.

- Как ты думаешь, что нужно сделать, чтобы остановить деградацию молодежи?

- Если весь мир - борьба, то деградация - это некий синяк на его теле.

Деградация общества, личности, культуры - она циклична, и дойдя до определенной степени, обнуляется, возвращаясь в исходную точку. Конечно, всему есть предел, и возможно, мы живем именно в эту эпоху. Думаю единственный способ остановить деградацию, "прооперировав" души - это религия. Всевышний ниспослал для нас Коран, и нужно лишь открыть глаза и "разблокировать" сердце.

- Твои планы на будущее?

- Оставаться человеком даже там, где ситуация требует от тебя превратиться в животное.

- Что бы ты хотел пожелать читателям «Молодежной Смены»?

- Я хотел бы пожелать крепкого имана, милости Всевышнего, и бесконечного терпения. Стремитесь к своей мечте "из всех сухожилий".

Марха Дузаева №45 (1079) 12 июня 2013г.

Все права защищены. При перепечатке ссылка на сайт ИА "Грозный-информ" обязательна.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter

Поделиться:

Добавить комментарий




Комментарии

Страница: 1 |