Сб, 10 декабря, 01:42 Пишите нам






* - Поля, обязательные для заполнения

rss rss rss rss rss

Главная » НОВОСТИ » Аналитика » Мамакаев о роли творческой интеллигенции в становлении и развитии республики

Мамакаев о роли творческой интеллигенции в становлении и развитии республики

27.05.2022 10:42

Яркие и выдающиеся представители национальной интеллигенции со дня создания Чеченской Автономной области непосредственно участвовали в создании и укреплении чеченской государственности на всех ее этапах, разделяя с народом периоды трагедий и возрождений. И я благодарен Всевышнему, что мне представилась возможность со многими из них быть знакомым, близко общаться и всемерно ощущать их бескорыстную любовь к своей Родине и народу и неимоверный труд на благо будущих поколений.

…Уважал я Абу очень. Да и любил не меньше своего отца, и всегда чувствовал его ко мне такое же теплое отношение. Кстати, в ближайшие месяцы Абу Дадуеву, этому замечательному человеку исполнилось бы 100 лет. Он – ровесник Чеченской Автономной области.

Абу Дадуев (1922-2006 гг.) – родился в 1922 г. в с. Шиды-юрт (ныне – Терское) Старо-юртовского (ныне – Грозненского) района. Получив среднее образование, работал учителем школы. Учился в педагогическом училище. В депортации в г. Алма-Ате трудился в газете «Къинхьегаман байракх» («Знамя труда»). После возвращения в г. Грозный работал в газете «Ленинан некъ» (Ленинский путь»), в редакции журнала «Орга», в Чечено-Ингушском книжном издательстве.

Он принадлежал к плеяде высоко образованных представителей чеченской интеллигенции, которые еще в трагические годы сталинской депортации в Казахстане возобновили и активно работали там в национальной газете «Къинхьегаман байракх». А затем продолжили трудиться в этой же сфере и по возвращении на Родину, помогая власти в социально-экономическом, культурном восстановлении Чечено-Ингушетии.

Познакомил меня с ним мой отец Арби Мамакаев, с которым наша семья воссоединилась лишь в 1958 году в Грозном, после семнадцати лет разлуки. Это было на второй день нашей с отцом встречи. Он словно спешил наверстать украденное у него властью время. Радовался как ребенок, представляя меня своим друзьям, товарищам, родственникам, которых я не знал, или не мог помнить. Мне казалось порой, что не он, а я вернулся с мест лишения свободы. Тем более, что мы тоже в течение тринадцати лет находились в местах высылки.

Вскоре отец скоропостижно скончался, но с некоторыми из своих друзей и коллег Арби успел познакомить меня. Я понимал, кто из них ему дорог, кто близок и кто – не очень. Одними из самых близких друзей отца были: ученый-лингвист, фольклорист, поэт, прекрасной души человек Зайнди Джамалханов; писатели и поэты Абузар Айдамиров, Шима Окуев, Магомед Сулаев, Магомед Мамакаев, опекавший его как отец. И, конечно же, мастер красивого слова, поэт, переводчик, страстный собиратель фольклора Абу Дадуев (на фото), которого я хорошо знал. Его стихи, журналистские очерки, рассказы часто появлялись на страницах республиканских газет, журнала «Орга», звучали на радио. Некоторые стихи были положены на музыку и исполнялись нашими знаменитыми солистами Валидом Дагаевым, Султаном Магомедовым, были включены в учебные программы общеобразовательной школы. С Абу и его супругой Рабу я продолжал общаться уже и после ухода из жизни моего отца, о котором они оба с таким вдохновением рассказывали мне некоторые интересные моменты их молодости.

Отец мой был на четыре года старше Абу – в юные годы такая возрастная разница многое значила в чеченском обществе. И тем не менее, вместе с подчеркнутой вежливостью в общении они легко и непринужденно могли вести диалоги и споры о последепортационном возрождении республики, о роли интеллигенции, проблемах родного языка и литературы и многом другом. Когда со своими коллегами и соседями по Грозненскому поселку им. Калинина (ныне – пос. Маас) Хасмагомедом Эдиловым и молодым солистом грозненской Госфилармонии Султаном Магомедовым, они любили проводить время непременно на берегу столь любимой ими реки Терек. Именно молодых, несмотря на разницу в возрасте, отец называл своими друзьями.

– Будучи в Грозном, – рассказывал мне позже Абу, – мы с Арби, бывало, заезжали к нам домой. И пока мы беседовали за чашкой чая, Рабу успевала своей знаменитой «скорописью» отпечатать на машинке тут же возникшие свежие стихи отца. И сама же их декламировала нам. Она всегда подчеркивала, что творчество Арби ей было близко по духу, что поэзия его очень лирична.

Мне запомнилась встреча с Абу Дадуевым, которая состоялась у нас в общежитии пединститута. Я уже был студентом второго курса. Они с Хасмагомедом Эдиловым приехали специально, чтобы навестить меня, как сына ушедшего друга. Гости интересовались обустройством моей с матерью жизни. Хотели помочь нам в приобретении квартиры в поселке им. Калинина, где сами проживали тогда. Много и душевно говорили о моем отце, как о своем учителе и друге. Читали стихи, посвященные ему. На этой встрече Абу с гордостью показал мне рекомендацию, которую собственноручно написал Арби, когда его принимали в Союз писателей СССР.

Постепенно наша комната стала тесной. Узнав о визите таких именитых гостей, стали собираться студенты из соседних комнат. Умными и очень интересными собеседниками были Абу и Хасмагомед. Наверное, их не отпустили бы до полуночи, но режим общежития не дозволено было нарушать никому.

После ухода гостей я обнаружил в своей тумбочке почтовый конверт. В нем находились два листка со стихами, посвященными моему отцу и три красных червонца (30 рублей). В то время это было целое состояние, особенно для студента. Дала сагIа дойла и церан!

Вниманием друзей и знакомых отца я обделен не был. Каждый их них считал своим долгом держать меня «в поле своего зрения». Я это чувствовал постоянно и это не давало мне ни малейшей возможности в чем-то расслабиться. Многое из того, что мог бы мне дать отец, можно сказать, компенсировали его друзья. За это я им буду вечно благодарен.

Хочу отметить, что с четой Дадуевых (Абу и Рабу) у нашей семьи сразу сложились теплые, доверительные отношения. Я к ним приходил, как к себе домой: за советом, за помощью, да и просто так, чтобы пообщаться с людьми, которые любили моего отца. Они излучали тепло человеколюбия. Уверен, что они и меня любили не меньше своих детей.

К сожалению, жизнь скоротечна. Она, как дарит, так и отбирает у нас тех, кто нам были так дороги: сегодня нет с нами ни Абу с Рабу, ни З. Джамалханова, ни А. Айдамирова, ни Х. Эдилова и многих других. Остались теплые воспоминания о них и светлая память в сердцах тех, кто их любил.

Я часто встречаюсь со старшим сыном Абу и Рабу Дадуевых – Магомедом (мать назвала его Мамедом в честь писателя М. А. Сулаева. К тому же, оба они по отчеству – Абуевичи), дочерью А. Айдамирова – Машар, дочерью М. Мамакаева Зарой и племянником Асланбеком. Нам есть о чем поговорить, что вспомнить, чем поделиться. Так дружили наши отцы, так дружим теперь и мы. Надеюсь, что так и впредь будет продолжаться дружба между нашими детьми. Когда жизнь ушедших продолжается в делах потомков, когда покинувшие сей мир отцы наши живут в памяти живых, только тогда мы вправе сказать с уверенностью, что жизнь продолжается

Еще один ровесник Чеченской автономной области, которому ныне исполняется 100 лет, – Хасмагомед Эдилов (1922-1991 гг.) – чеченский поэт, прозаик и переводчик. Родился в 1922 г. в с. Валерик Ачхой-Мартановского района. Учился в педагогическом училище и политпросвет-школе при Наркомпросе ЧИАССР. В 1941-1942 гг. работал инспектором Наркомпроса, инструктором Дома народного творчества. Был судебным исполнителем Ачхой-Мартановского района. В 1955 году работал литературным сотрудником газеты «Къинхьегаман байракх» (г. Алма-Ата), а по возвращении на Родину трудился в республиканской газете «Ленинский путь» («Ленинан некъ», ныне – «Даймохк»), руководил отделом в редакции. Автор более десятка поэтических сборников на чеченском и русском языках, насыщенных философскими размышлениями о судьбе своего народа и республики.

На этом снимке – тоже известные люди. Слева – Човка Хакишева, мать известного в нашей республике и далеко за ее пределами режиссера театра Руслана Хакишева. Рядом с ней – Докка Кагерманов, который более 60 лет работал в чеченской журналистике, начав трудовую деятельность в газете «Къинхьегаман байракх» в Алма-Ате, а по возвращению на Родину – в газете «Ленинан некъ» («Даймохк»), которой остался верен на всю оставшуюся жизнь. Уйдя на заслуженный отдых, до сих пор Докка Кагерманов сотрудничает с родной газетой, публикуя материалы в основном на духовно-нравственную тематику. Рядом с ним – Абу Дадуев. Справа – Лечи Магомаев, ветеран чеченской журналистики.

Эду-Хаджи Мамакаев

Народный писатель ЧР, Заслуженный работник культуры РФ

Все права защищены. При перепечатке ссылка на сайт ИА "Грозный-информ" обязательна.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter

Поделиться:

Добавить комментарий




Комментарии

1
Aug 7 2022 6:45PM

555

Страница: 1 |