Пн, 01 марта, 04:04 Пишите нам






* - Поля, обязательные для заполнения

rss rss rss rss rss rss rss

Главная » НОВОСТИ » Бег по кругу или портрет на фоне («Вести Республики»)

Бег по кругу или портрет на фоне («Вести Республики»)

29.08.2013 11:16

(Размышления о судьбах чеченской интеллигенции)

Судьбу героя этого очерка я, как автор, отслеживаю вот уже на протяжении более десяти лет. Как мне кажется, на его примере очень наглядно отслеживается судьба чеченского интеллигента, хозяйственника и деятеля как минимум республиканского масштаба, а вместе с ним и судьба Чеченской Республики в целом, в годы крутых поворотов чеченской истории на протяжении последних 15 лет.

Еще в начале 90-х годов прошедшего столетия она (чеченская интеллигенция) была искусственно отстранена от активного участия в общественно политической жизни республики. Но она все цеплялась за последние вагоны уходящего поезда, пытаясь хоть каким-то образом повлиять на ситуацию, искренне считая, что служат они не очередным правителям, которые менялись с лихорадочной быстротой, а своему народу и своей исторической родине. Каждый раз при определенном витке они искренне считали, что именно с этого момента начнется новая, яркая чеченская история их родины, но странным образом все возвращалось «на круги своя». И эти циклические метания скорей всего напоминали бег по кругу, нежели движение вперед. «Служить бы рад, прислуживаться тошно!» Следуя этому принципу одного из грибоедовских героев, они, стиснув зубы, пытались отвести свой народ от очередной «пропасти во ржи». Но именно вследствие этих принципов они не всегда были угодны очередной власти и поэтому оказывались на обочине происходящих событий.

«Беженцы. Я очень боюсь этого жуткого слова. От него так и веет войной, горем, детским плачем. Кровью. Не дай Бог, чтобы это слово стало у нас явью. Этого никогда не должно быть в Чечено-Ингушетии. Много раз слушал речи и читал «опусы» самозваных лидеров национального возрождения. Есть среди них люди образованные. Хочу спросить их: как будем жить, случись то, чего так добиваются экстремисты, — потока беженцев, покидающих нашу республику, которые сегодня кормят ее своим трудом, работают на заводах, в поле, лечат больных, учат детей? А вы спросили у тех сотен тысяч наших земляков, живущих за пределами родной Чечено-Ингушетии, чем отзовется экстремизм некоторых наших «деятелей» на их судьбах? Кто будет расплачиваться за их слезы, горе....». Это слова героя моего очерка. Они и сегодня звучат актуально. Кажется, будто они написаны буквально накануне первой или второй военной кампании. Но, как ни странно, они со страниц республиканской прессы от июня 1991 года, а значит, и прозвучали они ровно 14 лет назад и, к сожалению, стали в некотором роде пророческими. Тогда, 14 лет назад, никто и в страшном сне не мог представить будущее республике, ставшее сегодня реальностью...

Этот очерк - плод наших встреч и бесед с автором этих слов и героем этого материала вот уже на протяжении 15 последних лет. Написанные в разные времена и по разным поводам эти строки, объединенные в единое целое, думаю, будут интересны и сегодняшнему читателю как зеркало трагической судьбы чеченского общества и чеченской интеллигенции буквально на пороге 21 века. В материале, написанном в определенные периоды, я ничего не стал менять. На мой взгляд, так честнее, да и время чувствуется точнее, ярче и выразительнее...

Имя героя довольно известно в нашем обществе. Оно связано со многими событиями, происходившими в нашей республике. Экономист, незаурядная личность - он никогда не оставался сторонним наблюдателем жизни нашей республики. Потому что всегда был человеком с твердыми жизненными принципами, собственной позицией в любом вопросе. Разумеется, он мог быть и другим - мог лицемерить, льстить, скрывать свои убеждения. Ведь так сейчас поступают многие... Только не он.

Итак, знакомьтесь – Хасмагомед Дениев.

В круге первом…

(Материал был подготовлен осенью 1993 года)

Всякий отрезок истории рождает своих кумиров. Мелькают портреты-образы: партократ, демократ, бизнесмен-кооператор, «человек с ружьем», «оппозиционер» и т.п. Конец 80-х... У руля государственной машины нужны люди, которые более или менее терпимо относились бы к процессам, проходившим в обществе. Они нужны, чтобы не были затоптаны первые ростки пробуждавшегося национального самосознания, ростки коренной ломки устоявшихся идей и представлений. К чести нашей республики, такие «рулевые» у нас нашлись (об этом, конечно, можно спорить) среди членов Верховного Совета Чечено-Ингушской Республики. Тогда мы их называли «новой партийной номенклатурой», теперь зовем более лояльно — «демократы от партии». Вскоре на смену им пришли другие. Их тоже называли по-разному: «лидеры национально- освободительного движения», «человек с ружьем; «моджахеды» и т.д. Но история всё расставила по своим местам. Оказалось, что они тоже были нужны. Они стали теми, кто в поворотный момент истории повел за собой массы и разломал старую государственную машину... Теперь ее нет. Кончился сезон мучительной ломки, сезон пламенных трибунов чеченской революции и начался сезон созидания...

«Ломать - не строить», — говорят в народе. И, действительно, это уже другой процесс и здесь нужны не «атлеты-молотобойцы», а тонкие ювелиры-созидатели. Нужны грамотные и толковые специалисты, которые будут строить новое государство, основываясь не на интуиции и личной преданности тому или иному высокопоставленному лицу, а опираясь на опыт, интеллект и компетентность.

Такие люди есть. Они не бегают по коридорам власти, не мельтешат перед камерами ТВ, не делают популистские заявления со страниц прессы, а трудятся также, как и всегда, во благо своего народа: скромно и незаметно.

Портрет героя этого очерка — это не портрет очередного лидера, а скромного «интеллектуального пахаря» (как отметил один из моих знакомых) — Дениева Хасмагомеда Хамбиевича. Это как раз один из тех, кто родился в недрах старой системы и сумел сохранить свое лицо. Кто мог бы стать одним из «ювелиров-созидателей».

Х.Х. Дениев невысокого роста, очень подвижный и энергичный человек. Открытое и добродушное лицо. Говорит спокойно и рассудительно, чувствуется, что знает цену слову. Сегодня, когда каждый считает своим долгом как можно больнее пнуть партию, в которой он некогда состоял, и довести до народа, что он всегда подрывал ее устои изнутри и является диссидентом чуть ли не с пеленок, Х.Х.Дениев не скрывает своего партийного прошлого, а, наоборот, доказывает, «что и в партии были высокопорядочные люди, готовые отдать жизнь за высокие идеи, и работали на благо республики. Однако, к сожалению, в ней (в партии) на высших должностях оказалось слишком много лиц, которые компрометировали эту партию и ее задачи. Недаром ведь говорят, что и одна паршивая овца все стадо портит». Такие рассуждения уже говорят об элементарной порядочности и отсутствии всякого лукавства.

Хасмагомед не любит выпячивать свои политические убеждения, но твердо их придерживается. В вопросе об отношениях с Россией он имеет собственное мнение: «От России нам деваться некуда, — считает Х.Дениев, — она естественный сосед ЧР, с которым надо ладить в любом случае. К тому же каждый пятый чеченец проживает за пределами исторической родины. Следовательно, дружелюбие со всеми соседями надо возрождать, и в первую очередь с Россией. Отъезд сегодня из республики русскоязычного населения - русских, украинцев, евреев, молдаван и т.д. (и даже самих нас, чеченцев) - это личная трагедия каждого чеченца, но это и трагедия республики, и не замечать ее преступно перед будущим поколением. Ведь их гонит от могил, где лежат их родственники, с обжитых квартир, от производств, которым они отдали десятилетия, наш правовой беспредел, бессилие наших административных структур перед хамством, наглостью и безнаказанностью наших соплеменников. Остановить этот процесс — долг каждого порядочного человека».

Родился Х.Дениев в годы депортации чеченцев в далеком Казахстане в большой трудовой семье. Родился «врагом народа» в семье «врагов народа». Помимо него, в семье воспитывалось еще восемь таких же «врагов». Родителям было нелегко, но детей нужно было поднимать и ставить на ноги.

Именно поэтому уже с 5-го класса старшему пришлось забыть о каникулах и приступить к трудовой деятельности. Начал в качестве сезонного рабочего базы «Катаяма» восстановленной Чечено-Ингушской АССР. Целых шесть лет каждые каникулы он проводил на производстве. Когда окончил среднюю школу, в отличие от своих сверстников, уже имел два года трудового стажа.

Сразу после ее окончания пошел в армию. После армии, в 1969 году, благодаря своей энергии и инициативе, попал на комсомольскую работу — инструктором Сунженского РК ВЛКСМ. Именно с этой маленькой и незаметной должности началось его восхождение по служебной лестнице, которая привела его в 1989 году на должность помощника 1-го секретаря обкома партии. О том, что его двигала не «мохнатая» рука или угодническая политика, а знание своего дела, компетентность и навыки практической работы, говорит и то, что шел он к этой должности 20 лет и практически прошел все ступеньки служебной лестницы «от» и «до». Из любопытства я решил пересчитать и насчитал их где-то около четырнадцати. И на каждой из них он проявлял неутомимую энергию и преданность своему делу. Так, в бытность секретарем комсомола, сумел за короткий срок подготовить 1538 механизаторов и вместе с аппаратом РК ВЛКСМ сел за штурвал комбайна на уборке урожая 1974 года. Это был второй и уникальный случай в СССР, когда комсомольские вожаки сели за штурвал хлебоуборочной техники. Первыми были его коллеги из Узбекистана. На посту второго секретаря райкома партии развернул движение за создание нормальных культурно-бытовых условий для рабочих на предприятиях. И результаты не замедлили сказаться - сверхплановая реализация продукции подскочила за три года на 16 млн. руб. (в старых ценах). Все ступени проходил с трудом, преодолевая все барьеры. Так, например, четырежды выдвигался на пост первого секретаря райкома партии - солидную и ответственную должность по тем временам. Каждый раз доходило до бюро обкома, и в последний момент утверждались другие. Механика была проста - не искал поддержки ни моральной, ни материальной.

Но не заметить энергию и знания молодого специалиста было просто невозможно, и в 1988 г. он был опять выдвинут на пост секретаря Советского (ныне Шатойского района). Отказался прямо на конференции, т.к. часть делегатов была против направления средств на восстановление и освоение бывших до выселения в 1944 году сел и хуторов. Идея освоения высокогорных районов республики, выдвигаемая им совместно с Л.Дзейтовой, не была поддержана. И здесь Х.Дениев проявил принципиальность: выступил с официальным письмом на имя первого секретаря обкома КПСС Фотеева, протестуя, убеждая, доказывая. Обоснованно доказывая необходимость отмены Постановления Совета Министров ЧИАССР от 1964-1965 гг. о выселении чеченцев в плоскостные районы. Многие его тогда просто не поняли. Сам такой поступок по тем временам был неординарным, и понять его тогда могли только такие же бессребреники, как и сам Дениев...

Таких примеров можно было бы привести множество. Но нужно заметить главное - везде чувствовалась компетентность, знание своего дела, а самое главное - забота о человеке, что особенно проявилось в 1989-1990 гг. на посту помощника первого секретаря обкома КПСС Д.Г.Завгаева. И люди видели это и шли к нему. Шли потому что знали, что их заботы он без внимания не оставит, что это один из немногих партийных работников, который живет их нуждами. Знали, что он первым встречал и провожал тысячи людей, пострадавших от оползней в горных районах, беженцев из Нового-Узеня Казахской СССР, людей, отчаявшихся найти хоть какую-то поддержку в коридорах власти. Работа по 16 часов в сутки: сегодня поездка в горный район, завтра встреча с молодежью, послезавтра с ветеранами войны и труда — вот стиль его работы.

Он один из тех немногих, кто оставался рядом с Д.Г.Завгаевым, прошел все перипетии этой сложной ситуации. На мой вопрос, чем можно объяснить такой поступок, он ответил: «Помощником я был выдвинут еще В.К.Фотеевым и проработал на этом посту до февраля 1991 года уже с Д.Г.Завгаевым. За это время я стал искренним и убежденным сторонником идеологии тогдашнего секретаря Чечено-Ингушского Республиканского Комитета (Рескома) КПСС в ликвидации искусственно созданного образа чеченского народа как «бандита и мафиози». Стал убежденным сторонником повышения статуса республики - провозглашения её союзной республикой в составе великой державы. Это была моя боль, моя мечта и, считаю, что это было и болью моего народа, потому что был убежден, что если бы в 1944 году была Чечено-Ингушская Советская Социалистическая Республика, ни Сталин, ни будущие руководители СССР не смогли бы ликвидировать союзную республику. Однако судьба тогда распорядилась по-другому. Но считал тогда и считаю сегодня, что судьбой целого народа не должны распоряжаться другие, тем более одним росчерком пера».

В круге втором...

«Я был убежден, что благосостояние чеченского народа зависит от дружбы всех народов, проживающих как в самой Чечено-Ингушской Республике, так и за ее пределами. Зависит оно и от здоровья нации. Для этого и была разработана Д.Г.Завгаевым специальная приоритетная программа - «Здоровье» на ближайшие 1990-1993 гг., открыт медицинский факультет при госуниверситете, достигнута договоренность ежегодно направлять в вузы бывшего СССР по медицинским специальностям 850 студентов в год. Был создан республиканский диагностический центр, которому передали здание Рескома партии и куда намечалось завезти импортное японское оборудование для кардиологического центра Минздрава ЧИР, которому также были переданы и дачи в с.Чишки. В университете был открыт юридический факультет. Следует сказать, что образование, наука, здравоохранение и культура считались приоритетными направлениями в тогдашнем руководстве республики. Было ясное понимание того, что без развития и внимания к этим вопросам нация вряд ли может полнокровно развиваться и стать полноценным членом мирового сообщества. Именно поэтому планировалось и создание в республике объектов электронной промышленности, что стимулировало бы дальнейшее развитие науки и образования, начать строительство нового здания чеченского драмтеатра, Ингушского драмтеатра и реконструкция филармонии.

Я считал и считаю, что будущее чеченского народа - в овладении знаниями. Знаниями, а не «мерседесами» или «вольвами». Знаниями, а не домом, который на кирпич выше, чем у соседа. Будь моя воля — я бы заставил каждого чеченца учиться, учиться и учиться — как говорил В.И Ленин. Сделал бы так, чтобы получение светского высшего образования стало нормой и действительностью.

А разве эту же позицию - позицию нравственного и культурного возрождения вайнахского народа - не разделяли тысячи и тысячи людей? Относительно Доку Гапуровича Завгаева. Он совсем не нуждается в моей защите. Но я знал его и в должности второго секретаря и на посту первого. Знаю, сколько сил, энергии он отдавал этой республике, ее благосостоянию, сохранению мира в ней. И это в то время, когда кругом уже полыхало пламя конфликтов. Все, что сделано Д.Г.Завгаевым, оценит история. Это диалектика жизни. Думаю, наши потомки лучше разберутся, кто прав, кто виноват, кто искренне хотел добра чеченскому народу, а кто искал личной выгоды.

Я считаю, что нельзя ни за какие должности, звания, личные блага и т.д. предавать, кого бы то ни было. Этому меня учила этика и мудрость моего народа. Наверное, высшей оценкой моих действий в те дни были слова одного из лидеров Народного Фронта после свержения ВС ЧИР: «Спасибо тебе за то, что не уронил чести чеченского народа, и, каким бы он ни был, оставался рядом с бывшим первым секретарем Рескома КПСС, когда другие, день и ночь до этого бывшие с ним, предали его. А ведь ты не был даже в числе сотни близких ему людей». Для меня же в этой ситуации главным было то, что я выполнил завет своего отца - Ами (как мы его зовем). После того, как избрали 1-м секретарем Обкома КПСС чеченца, и вся республика праздновала это событие, отец вызвал меня к себе и спросил: "В каких ты отношениях с Завгаевым? Ты будешь его помощником»? Я ответил, что мы не в очень хороших отношениях, а помощником я был выдвинут Фотеевым, и поэтому оставят ли меня помощником не знаю. И вот что мне тогда сказал отец: «Впервые за 70 лет первым секретарем Обкома КПСС избран чеченец. Теперь дорога на эту должность открыта для вайнахов. Те, у кого большой тейп, у кого связи, деньги - все будут лезть на эту должность. Но если ты останешься помощником, не участвуй в заговорах против чеченца - не предавай его, с честью пронеси свое имя и имя своего родственника - Зелимхана Харачоевского. Пусть отвернутся его братья. Но ты будь рядом. Что бы ни случилось. Сделай так, чтобы он мог сказать - меня не предал Хасмагомед Дениев Харачоевский». Мне нечего стыдиться прошлого. Я, наоборот, горжусь им».

В круге третьем...

В период зарождения и развития новых экономических структур, когда в республике всерьез заговорили о рыночных отношениях, о расширении частного сектора, о новой экономической политике, определявшей взаимоотношения между предпринимателями и правительством, у деловых людей республики появилось достаточно вопросов к правительству, без решения которых невозможно вообще вести речь о развитии здорового предпринимательства. Это налоговая политика, политика в подготовке кадров, создание специальных фондов поддержки рыночных структур и т.д. И не удивительно, что у самых истоков предпринимательского движения в республике стал именно этот человек — единственный член правительства, который был утвержден ВС ЧИАССР единогласно. А ведь голосовали за него не только представители партийных и советских структур, но и представители оппозиционных тогдашнему режиму движений и партий. Именно он возглавил Госкомитет по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур, который за короткий период разработал целый ряд законопроектов по линии предпринимательской деятельности. Была и практическая работа: проведен Съезд предпринимателей республики, образован Союз предпринимателей, в целях координации предпринимательской деятельности организована газета «Возрождение».

Однако Госкомитет по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур (кстати, второй в России) вскоре распался. Точнее, был распущен уже Указом Президента Джохара Дудаева с формулировкой: "В целях развития предпринимательства упразднить Государственный комитет по антимонопольной политике». Самое удивительное в этой истории то, что в СНГ и в цивилизованных странах в целях развития предпринимательства эти структуры создаются в первую очередь. И, наверное, именно нерешенность этих и других вопросов и стало причиной того, что предпринимательское движение в республике в последующем стало стихийным. Это дало возможность всякого рода «темным лошадкам» ставить не на процветание республики, а на личное обогащение сомнительными путями. Поэтому и наметился отток наиболее цивилизованной, здоровой и экономически грамотной части предпринимательских сил в соседние регионы. Этот и другие факты дали возможность сторонникам ухудшения экономической и социально-политической обстановки упорно распускать слухи о том, что Чечня — неблагоприятная зона для развития предпринимательства, а государственный сектор не в состоянии остановить общий спад уровня.

Отзыв на свои доводы по этому вопросу Дениев нашел у такого же труженика-министра экономики и финансов Т.А.Абубакарова, которым было создано Управление экономических реформ. Именно Абубакаров пригласил Дениева возглавить это Управление. И все началось с нуля - нет старых кадров, безвозвратно упущено время. Но был преодолен еще один барьер и вроде бы дело сдвинулось с мертвой точки, хотя это движение больше напоминало бег по кругу, т.к. по существу проводилась работа, которая уже была однажды проведена.

Одно из самых существенных направлений в работе Управления - разработка Закона о приватизации. Напомним, что в республике было подготовлено три проекта данного Закона: 1-й подготовлен национальным комитетом по правовой реформе, два - Министерством экономики и финансов. Если первые два предусматривали платную приватизацию, то третий, совместный проект Т.Абубакарова и Х.Дениева, выступал за передачу приватизируемого имущества народу и трудовым коллективам бесплатно, что исключает в определенной степени перекачку государственного имущества в руки людей, которые имеют большие финансовые возможности. В основе бесплатной приватизации лежит принцип социальной справедливости, а ее правильная реализация ставит почти всех в равные стартовые условия, сохраняя в руках государства основу - нефтехимический комплекс, энергетику, нефтепроводы и предприятия газового хозяйства, производство и реализацию винно-водочных изделий, а главное - недра, лесной фонд, водные ресурсы, объекты культурного и исторического наследия. Все остальное данный законопроект предполагал передать в собственность трудовых коллективов и народа бесплатно, включая и жилье, (по желанию) как государственное, так и ведомственное.

Проект получил широкое обсуждение на страницах республиканской прессы, по телевидению и радио и был принят широкими слоями населения с большим одобрением. В сентябре 1992 года он был рассмотрен в Кабинете Министров ЧР, но не было принято никакого решения.

Управлением была проделана большая работа и по поддержке новых экономических структур. Так, силами Управления министерства экономики и финансов в октябре, состоялась встреча членов Кабинета Министров ЧР с предпринимателями, на которой в целях содействия в решении вопросов поддержки и развития предпринимательского движения был учрежден Совет предпринимателей ЧР при КМ ЧР. Был принят ряд решений, предусматривающий создание за счет государства Фонда поддержки предпринимательства, пункта о международной космической связи.

Но все эти решения, как и идея приватизации, повисли в воздухе. А 1-го июля 1993 года вновь упраздняется уже Управление экономических реформ Министерства экономики и финансов. Создается отдел, сокращается на 1/3 штатная численность. Иначе, наверное, и быть не могло, ведь бег по кругу иного и не предполагает...

Но Таймаз Абубакаров вновь выдвигает Дениева - и уже на должность начальника Департамента экономики и планирования развития Министерства экономики и финансов ЧР. Убеждает, что он нужен на этом посту, нужны его знания. Что работа в Министерстве экономики и финансов тяжелейшая и что именно здесь нужны кадры, разбирающиеся в новых экономических структурах, могущие предложить методы, пути реформирования экономики. За короткий срок под руководством министра коллективом были предложены проекты Указов, Постановлений по введению государственной монополии на производство и реализацию важнейших стратегических ресурсов республики, полный пакет документов по межправительственным отношениям с Российской Федерацией, Дагестаном и т.д. по проведению взаимозачетов между министерствами и ведомствами. Введен госзаказ для смягчения проблемы денежной наличности, разработаны и представлены документы, в соответствии с которыми все хозяйственные министерства и ведомства обязаны обеспечивать ежесуточное поступление денежной наличности в Национальный Банк Чеченской Республики. Совместно с Департаментом энергетики составлен пакет документов по акционированию "Грозэнерго» в рамках единой энергетической системы России. Приняты Программы поддержки и развития предпринимательства. Пакет документов по бесплатной приватизации жилья, десятки документов, проектов Указов, касающихся вопросов приватизации Государственного имущества, в которых приоритет в приватизации отдан трудовому коллективу, и только лишь после его отказа возможен вариант его продажи на аукционе или на конкурсе и т.д.

«Без практического производства, без заинтересованности государства и каждого его гражданина в созидании, - говорит Хасмагомед, - мы не в состоянии вывести республику из кризиса. А для этого необходимо прекратить правовой беспредел в республике. Люди должны свободно вы¬ходить на улицу, работать и знать, что они в безопасности, что законы написаны и приняты не для отдельных лиц, а для всех и он — «его величество закон» — должен исполняться всеми, начиная от Президента и кончая его рядовыми гражданами. Что решение правительство принимает не ради обсуждения или для себя, а во благо общества, и о нем должны знать все, начиная от правительства и кончая работниками местного самоуправления самого дальнего села, и оно (решение) должно исполняться неукоснительно».

P.S.

Я задал ему вопрос: «А вошли бы Вы, если это было бы предложено, в правительство Чеченской Республики Ичкерия?» После некоторых раздумий Хасмагомед ответил: «Нет. Как там в басне: «Пироги должен печь пирожник, а сапоги тачать сапожник». А за свою прямоту я уже дважды попадаю под упразднение. Но поступать иначе не могу, ведь только у льстеца хребет кривой, а меня, слава богу, учили жить по-другому». Я понял, что Дениев все еще верит, что, в конце концов, на смену «атлетам-молотобойцам» придут «ювелиры-созидатели». Понял, что он верит в прекрасное будущее чеченского народа, что нация, расколовшаяся на плоскостных и горных чеченцев, на тайпы и кланы, на революционеров и оппозиционеров поймет, что без осознания всеобщего единства мы никогда не станем государством.

Почему Х.Дениев все-таки остался в республике? Для него это действительно очень важный вопрос. Ведь куда только не приглашали: и в коммерческие структуры, суля высокие доходы, и даже за рубеж. Однако отказался от всех заманчивых предложений на удивление многим, так как без патетики и громких слов считает: он должен оставаться со своим народом, республикой в трудную для него минуту. Прийти на помощь ей, когда это потребуется.

Задал и последний вопрос: «Вы счастливы?» «Сложно ответить — искажение и предательство неплохих по сути идей коммунизма высшими чинами партии, трагические дни 4 июня в Грозном - разгон Городского собрания, 4 октября в Москве - расстрел Верховного Совета Российской Федерации. Все эти события оставили, как говорится, не один шрам на сердце. Но... счастлив, когда вижу улыбки вокруг».

В круге четвертом...

(Материал подготовлен в мае-июне 2004 года)

Статья вызвала большой резонанс. Тогда мало кто отважился так открыто высказывать в СМИ своё критическое отношение к тогдашнему руководству республики, тем более переоценивать декларируемые взаимоотношения между ЧР и РФ и отношение к русскоязычному населению... Буквально на следующий день начались раздаваться звонки с вопросами: « Как ты посмел? Почему ты так сказал?» Были большие перипетии, которые сказались не только на герое этого очерка, но и на его близких и родственниках. Спустя некоторое время, под предлогом неправильной работы, была закрыта и газета «Республика», в которой и был опубликован материал.

Вспоминает те дни Х.Дениев с легкой грустью. «Мне тогда все-таки верилось, что у народа хватит мудрости не привести республику к эскалации военных действий, и это несмотря на то, что история чеченского общества за последние два столетия показывала, что к власти в республике порой приходили люди, далекие от интересов народа. Они своими пламенными речами о свободе и независимости будоражили народ, а на деле решали собственные корыстные интересы. К сожалению, народ опять поддался этим провокационным призывам. Его не остановило даже то, что Президент ЧРИ Джохар Дудаев заявил о том, что чеченцам-юношам и девушкам хватит 3-х классного образования, что 70% народа в ходе этой борьбы будет уничтожено, но зато 30 % будет жить в «независимой республике» нормально и в мире. Это получалось, что из каждых 5-6 человек средней семьи в республике минимум 3-4 человека будет уничтожено. В это число попадали, по-видимому, чьи-то отец, мать, брат, сестра. Разве это идеология чеченского народа? Как известно, по чеченскому менталитету выше матери и отца ставится только Всевышний. Эти жертвы и предлагались в обмен на какие-то эфемерные свободы, разбавленные демагогией... Декабрь 1994 года перечеркнул все. Началась война...

Как бы её позже ни называли, придумывая разные термины «наведения конституционного порядка», это была настоящая война - война против чеченского народа, война против поколения, которое не видело свиста пуль и авиаудары кроме как в кино. Десятки тысяч молодых людей поверили пламенным призывам, поверили декларируемым идеям и вышли навстречу федеральным силам. Практически безоружное население было брошено на верную смерть. Удивляли и такие события, как начавшийся штурм города Грозного. Никто не ожидал, что будет такой штурм, что город подвергнется страшной бомбежке, как в страшных военных кинофильмах. Но все происходило так, как будто в этом городе находился только противник, а не граждане собственной страны, в том числе и русскоязычное население, которое осталось у себя дома, несмотря на призывы чеченцев переехать с ними в села республики. Грозный стал настоящим адом не только для тех, кто брал его штурмом, но и для тех, кто остался в нем, искренне веря в людское благоразумие.

В круге пятом...

О штурме Грозного и вообще о той войне написано очень много, но для тех, кто писал или читал об этом и для тех, кто пережил весь этот ужас - это два диаметрально противоположных понятия. Пережить этот ад, борясь в нём не за выживание, а за жизни близких тебе людей это действительно муки ада. Видеть весь этот ужас не пожелаешь и врагу. С болью говорит Дениев и о морально-нравственных аспектах способов выживания.

«Еще в свою бытность комсомольским и партийным работником мне приходилось много ездить по районам, населенным пунктам и разбирать жалобы. Приходилось и позже, уже будучи в Правительстве. Разбирая их, я никак не мог понять - как могут писаться подобные доносы и жалобы на знакомых, а порой и близких людей. События 1995 года и последующих годов показали, сколько у нас людей потерялось из-за такого рода «доброхотов». Таким образом, сводились мелкие обиды, никчемные счеты. Приходилось удивляться и количеству анонимок, которые поступали в военные комендатуры, в подразделения федеральных сил. Так в Урус-Мартановской районе комендант вынужден был дать приказ не стрелять в комендантский час - когда под покровом ночи люди пробирались к ящику для писем, чтобы бросить анонимку. А сколько людей исчезло без суда и следствия, сколько искалечено судеб, сколько матерей, сестер, отцов и братьев ищут пропавших сыновей и дочерей чеченского народа...

Новый 1995 год X. Дениев встретил в подвале под оглушительную канонаду, свист падающих бомб и снарядов и автоматные очереди, как и все жители Грозного. Но ко всему этому из-за того же доноса познал и все прелести фильтрационного лагеря. За 9 дней потерял более тринадцати кг веса. Дважды был приговорен к расстрелу и лишь благодаря людям, которые его знали или слышали о нем, не был расстрелян. Но судьба вновь сделала неожиданный поворот в этом циклическом беге по кругу.

«После выхода оттуда, как ни странно, мне предложили работу в Правительстве Национального Возрождения Чеченской Республики под руководством С.Н.Хаджиева. Мне практически были предоставлены должности на выбор. Я заявил, что буду работать только в той должности, с которой ушел в 1991 году - в должности председателя Государственного комитета по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур. Это было моё детище. Я его создавал еще в бытность СССР вторым или третьим по счету по всей РФ. Мне казалось, что это мне наиболее близко. Да работу эту знал основательно. Знал и то, что мои соплеменники не могли практически претендовать на неё, т.к. никто в данной структуре до этого не работал».

Работа началась в тяжелых условиях - разрушенный город, нет помещений, нет оборудования и самое главное - мира. Оставалась единственная надежда, что этот кошмар быстро закончится и всё вернется в правовое русло, что, наконец, закончится эта братоубийственная война и люди, бывшие граждане некогда единой страны, перестанут стрелять друг в друга. Только эта вера и спасала. Полтора года, которые прошли после начала войны вплоть до августа 1996 года были временем несбывшихся надежд, предательства, предательства на самом высшем уровне, когда говорили одно, а делалось совсем иное. Август 1996 года. ... Хасав-Юртовское соглашение... И здесь, на очередном витке чеченской истории, чеченская интеллигенция - деятели культуры, образования и науки, крепкие хозяйственники - экономисты, ювелиры от политики, которые по идее должны бы быть задействованы, вне всякой логики вновь остались на обочине. Их просто предали и отторгли от переговорного процесса. Их заменили в очередной раз «атлеты-молотобойцы»...

В круге шестом…

Тем не менее, казалось, что республика получила свободу и долгожданный мир. X. Дениев, как и остальная чеченская интеллигенция, в этих условия оказался оппозиционером. Оказался человеком, который просто не нужен этой республике. После осознания этого, уже разуверившись в своих исканиях, он принимает решение уехать из республики. Но бег по кругу делает очередной реверанс - к нему дважды приезжают два заместителя нового правительства Яндарбиева с просьбой вернуться в коалиционное правительство и возглавить тот участок работы, которым он занимался... Он категорически отказывается, но после намеков на то, что он не едет из-за боязни и отсутствия определенных гарантий, принимает решение встретиться и обсудить ситуацию. Дело было не в гарантиях, а в том, собираются ли они возрождать эту республику, как он надеялся.

«Наконец вместе с первым вице-премьером Х.Бибулатовым поехали на встречу с З.Яндарбиевым. Остановились у ныне покойного Лорсанова Ризвана в Новых Атагах, где Масхадов в своё время встречался с Лебедем. Кроме меня, были там и другие люди. Начали беседовать о будущем Чеченской Республики, что он предполагает осуществить, и чего они ожидают от меня лично. Действительно, планы были «грандиозными» и «впечатляющими», с элементами мечтаний. Тем не менее, я заявил, что хочу уехать из республики.

В ходе беседы, я задал вопрос: «А как вы собираетесь строить это государство, преследуя одних, расстреливая других? Разве можно построить таким образом государство, о котором ты так красочно говоришь? Вначале издай указ об амнистии оппозиции». Я выдвинул это предложение, сомневаясь и не надеясь, что он примет его. Но позже он издал Указ об амнистии противоборствовавшей им стороне. «Во имя будущего чеченского народа и будущего Чеченской Республики Ичкерии», - как он тогда говорил. Но Указ с большим неудовлетворением встретили его соратники, в частности, А.Масхадов и полевые командиры, которые позже всё-таки нарушили его. Стало процветать похищение бывших оппозиционеров, начиная от вице-премьеров, министров, руководителей комитетов и департаментов и их родственников и кончая чиновниками среднего звена - начальников стройучастков и бригадиров. Похищения в основном носили не идейный характер – мстителями двигала жажда наживы. Каждый из них пропадал и позже выкупался за большие деньги.

Делался бизнес на крови. Как нельзя остановить бегущую реку, так и этот процесс уже невозможно было остановить. Когда уже закончились оппозиционеры, опыт воровства и похищения людей продолжился уже на представителях других национальностей, а также за пределами республики. В те времена иронизировали: «В Чечне работают две организации - «Автодор» и «Стагвадор». Горькая и страшная правда...

После той беседы с З.Яндарбиевым в сентябре 1996 года X. Дениев вошел в состав коалиционного правительства от оппозиции и проработал в нем до весны следующего года.

Даже в этот период, несмотря на то, что он входил в состав коалиционного правительства, он был не раз похищен и брошен в подвалы так называемого Департамента Государственной Безопасности Ичкерии. Им было неважно, что и как, главное - чтобы была возможность заработать. «Помнится, у охранников вызвало страшное удивление мое утверждение о том, что я за всю свою трудовую деятельность не разу не платил за ту или иную должность. Наоборот, мне предлагали разные должности, вплоть до должности заместителя Председателя Правительства Чеченской Республики по компенсационным выплатам, а я отказывался. Это-то им как раз и трудно было понять»,- вспоминает Хасмагомед. Как же прошедший Моздокский ужас, арестованный по доносу наших «Стукачей-доброхотов» переживший бомбежки г.Грозного, видавший как грызут трупы собаки, потому, что стреляют во все что движется, потери близких, друзей мог я становить наших соплеменников от жажды наживы? Не смог бы.

«Уже после выборов, когда набиралось новое правительство, всем бывшем членам коалиционного правительства было предложено подать заявление. Подал свое заявление и я. В нём я написал и о том, что в члены правительства при такой постановке вопроса могут идти «или истинные патриоты своего народа, или человек, рвущийся к власти, или хапуга. Иного просто не дано». Мне сказали, что такое заявление не может быть принято, и попросили переписать. Я молча забрал заявление. В это время уже начались по ТВ прямые репортажи о работе кадровых комиссий, которых прежде всего интересовало, воевал ли против федеральных сил тот или иной кандидат, молится ли он и ряд подобных вопросов, в которых за основу брались не компетентность или профессионализм людей, а какие-то совершенно другие параметры и принципы отбора. Увидев эту картину, я просто разорвал свое заявление и перестал претендовать на работу в таком правительстве».

Государство, правители которого считают, что трехклассного образования вполне достаточно для управления (как в свое время говорил Джохар Дудаев), не имеет будущего. А может, подобного рода утверждения являлись неким социальным заказом, как установки в период правления Сталина и Берии не допускать чеченцев в высшие учебные заведения. Кстати в марте и в августе 1996 года боевики начали отстрел интеллигенции. Случайность? Вряд ли, кто-то ведь отдавал приказ так действовать. Наши «лидеры», не выплачивая месяцами зарплату учителям, профессорам и людям науки, под рев и улюлюканье толпы издевательски поучали их и предлагали «вязать носки, собирать шишки или черемшу», - чтобы выжить… «Лидеры» разные, но всем им нужно необразованное население...

Не касаясь истории событий августа 1996 года, скажу, что в те дни вывел группу беженцев из Грозного в микрорайон и с. Старая Сунжа Грозненского района совместно с Красным Крестом. Военный комиссар Чеченской Республики капитан 1 ранга Дениев Ибрагим Хамбиевич (мой брат) договорился с Пуликовским, командующим ОГВ, который дал единственный коридор из Грозного для выхода беженцев через село Старая Сунжа. Шли между боевиками, федералами. Перед мостом через реку Сунжу (у консервного завода и перед улицей Жуковской) подошел незнакомый человек и сказал: «Хасмагомед Хамбиевич, смешайтесь с беженцами - Вас могут узнать». А шел я с сыном на руках, с молодым человеком из Красного Креста с флагом, а за нами тысячи людей.

В село начали подъезжать члены Правительства Чеченской Республики. После ухода Правительства я был оставлен в селе ответственным за беженцев, а также - заместитель министра Фармацевтической промышленности Дениев Магомед-Яраги (двоюродный брат, ответственный за организацию медицинского обслуживания). Дениев Ибрагим договорился с руководством и был развернут госпиталь МЧС на территории села. Были приняты десятки тысяч беженцев, организован их ночлег, питание, похороны погибших на сельском кладбище по мусульманским обычаям и многое другое - это отдельная тема.

В каждой семье жителей села Старая Сунжа были несколько десятков людей, делились всем, что есть. (Может, кто-нибудь когда-то расскажет о доброте, порядочности, взаимном уважении и чувстве единства старосунженцев в эти тяжелые дни).

В круге седьмом....

На его месте был назначен новый человек.??? Начались мытарства, провокации, отъемы квартир, похищения детей. Пошли очередные вызовы в ДГБ по тем или иным доносам. Когда уже стали возникать мысли о том, что эти постоянные вызовы в шариатскую безопасность Ичкерии могут кончиться плачевно, вновь стал вопрос о выезде из республики. Купив билет на пенсию отца, без копейки в кармане, Х.Х.Дениев выехал в Москву искать работу...

«Об отношении к чеченцам в тот период в Москве напоминать вряд ли стоит. Все мы для них были террористами и бандитами. Ввиду отсутствия денег в основном приходилось ходить пешком, иногда ездил на троллейбусе или в метро. А как раз там и «орудуют» сотрудники милиции. Когда у него, выворачивая карманы и оскорбляя уже немолодого человека, начинали требовать прописку и регистрацию…. У него, противника войны и сторонника федерализма, в то время когда те, кто противостоял РФ, разъезжали на мерседесах и джипах по «покоренной Москве», свободно откупаясь от любых неприятностей. Иногда возникали грустные мысли о том, кто же нужен России - тот, кто выступает за единство с РФ, или тот, кто воюет с ней?

Но жизнь заставила всё начинать с нуля и искать в ней свою нишу. Благодаря чеченской диаспоре в Москве и тем, кто выехал раньше и как-то уже обустроился, жизнь более или менее со временем наладилась. Благодаря бывшему члену правительства ЧИАССР, зам. председателя правительства Н.И. Айдинову, Хасмагомед устроился на работу к бывшему зам. министра сельского хозяйства Чечено-Ингушской АССР Магомадову Мансуру Джунидовичу.

«Я искренне благодарен им всем за это соучастие в моей судьбе с 1998 года по 2000 год. Жизнь была трудной и сложной. Вдали от дома, без родных и близких, крайне трудно получить регистрацию, когда ты чеченец - значит, неблагонадежный. Прошлые заслуги в жизни Чечни, СССР не в счет. Я тогда получал 500 долларов, из которых 250-300 приходилось отдавать за квартиру, а остальные рассчитывать на 11 человек и жить в двухкомнатной квартире с одной кроватью. И после каждого теракта - новая перерегистрация и другие трудности вынужденной эмиграции».

В круге восьмом...

В 1999 году, когда уже начались события в Дагестане, и в руководстве РФ начался подбор кадров для работы в Чеченской Республике, Х.Х.Дениев был приглашен к руководителю миграционной службы РФ В.А.Калыманову. Во время беседы он отметил, что ему порекомендовали Дениева, как порядочного и компетентного человека, и поэтому хотел бы направить его в Чечню от миграционной службы Российской Федерации. По словам Калыманова, суть предложения состояла в том, чтобы организовать доставку до людей того, что направляется им. Оказываемая беженцам помощь (а это были десятки и сотни тысяч людей, находящиеся в Ингушетии, в пунктах временного размещения соседних республик) порой до них просто не доходила.

«Он показал мне отчёты некоторых руководителей миграционных служб, в которых цена буханки хлеба доходила до умопомрачительной цифры, т.е. речь шла о системе сплошных приписок и хищений. Я отказался. Откровенно говоря, опасался очередного предательства, опасался, что всё это опять будет временным и очередной кампанией. Калыманов показал мне некоторые материалы о жуткой картине в ПВР-ах, о страданиях беженцев на посту «Кавказ» и сказал, что всё это тоже надо будет разруливать. Увидев эту ужасную картину, я дал своё согласие. Но когда я узнал о том, что мое назначение не находит понимание в самой республике и там есть свои предложения, а меня, тем не менее, направляют распоряжением Правительства Российской Федерации, я сказал твердое «нет». Объяснив, что без поддержки местной власти невозможно в республике работать, я сказал, что не хочу подставлять его, Владимира Авдашевича».

Но судьба распорядилась по-своему, и Х.Х.Дениев вновь был рекомендован уже Ахмат-Хаджи Кадырову, как опытный аппаратчик и хозяйственник.

«Он пригласил меня на беседу. Я долго откладывал эту встречу. Более того, откровенно говоря, вначале даже представить себе не мог, что буду с ним работать. Но когда я все-таки встретился с ним в «Президент-Отеле» в Москве и мы начали с ним говорить, я узнал совсем другого человека. И последним доводом, который убедил меня, явились его слова: «Сегодня надо просто спасать народ. Я не хочу, чтобы мой народ оказывался на грани уничтожения, как это происходит в каждые 50 лет. Я хочу, чтобы наши дети и внуки жили в мире и спокойствии. А для этого нужны здоровые силы, которые хотят жить с Россией в мире. Поэтому ищу настоящих соратников и профессионалов в своей работе, чтобы каждый раз нас не подставляли новые «лидеры», ищу людей, которые будут разделять мои взгляды и вместе со мной бороться за будущее чеченского народа, за быстрое прекращение войны».

Эти слова меня очень тронули и убедили, и уже 13 сентября 2000 года я был утвержден заместителем Главы администрации Чеченской Республики и руководителем аппарата.

Думаю, нелегким был выбор Ахмат-Хаджи Кадырова, когда он увидел «больших» и «маленьких» «президентов» районов и даже сел, не слушавших никого, кроме себя, а подчиняющихся лишь силе, а нереспубликанским органам или закону.

Взвесив все «за» и «против», Ахмат-Хаджи Кадыров пришел к выводу, что чеченский народ надо спасать от самоуничтожения.

Начали в Гудермесе. Это были времена, когда за одним столом сидели по 3-4 человека, когда на весь аппарат было всего лишь 1-2 исправных компьютера. Повседневная работа с Ахматом-Хаджи, его встречи с руководством РФ, с военными все больше и больше убеждали меня в том, что он - незаурядная Личность и Личность с большой буквы. Это был человек, который был искренне убежден, что нужно спасать чеченский народ, и спасать его от бандитов и террористов, спасать от ежедневных убийств и похищений, спасать от войны и военных действий. О его личном мужестве говорит многое. Были случаи, когда его машина была расстреляна почти в упор, а он спокойно выходил из нее и проходил к машине, которая была на ходу, и уезжал. Ахмат-Хаджи был несгибаем и твердо убежден, что не федеральные силы, а мы сами должны покончить с войной, вернуть «лесных братьев» из лесов к мирной жизни, а не уничтожать их, дать им шанс в возрождающейся Чечне, доказать всем, что надо кончать с беспределом в республике и переходить к мирной жизни.

Поверив Ахмату-Хаджи, и федеральный центр начал менять отношение к республике и его населению. Он дал шанс вернуться к мирной жизни и народу, и самой Чеченской Республике не быть уничтоженной. А это ведь десятки, сотни поселков и сел и сотни тысяч спасенных людских судеб. Я абсолютно убежден в том, что если бы не Ахмат-Хаджи и его вера в будущее чеченского народа, защита его, участь разрушенного г. Грозного ожидала бы сотни сел и городов Чечни».

Главной задачей Дениева в создаваемой администрации явилось, пожалуй, создание структуры действенного и работоспособного аппарата. Высшей похвалой и признанием того, что с этой задачей он справился, явилось то, что Администрация Президента РФ, Российское Правительство и руководство ЮФО официально поблагодарило Ахмат-Хаджи Кадырова за создание аппарата, который умеет работать, видит цели, перспективу и задачи, которые перед ним стоят, и эффективно их решает.

В круге девятом...

«В январе 2001 года Указом Президента Российской Федерации В.В.Путина была создана структура Правительства Чеченской Республики. Стал вопрос о создании аппаратов Главы Администрации и Председателя Правительства, т.е. разделения властей. Я посоветовал Ахмату-Хаджи создать один аппарат - аппарат Главы Администрации и Правительства Чеченской Республики. Я в этом случае терял свою должность заместителя Главы Администрации и руководителя его Аппарата, так как в Москве он дал слово, что руководителем Аппарата Правительства Чеченской Республики будет человек русской национальности из Ставропольского края.

Необходимо было, чтобы Глава Республики А-Х. Кадыров мог командовать общим аппаратом, кто бы его ни возглавлял. Моей мотивировкой этого процесса явилось то, что, согласно указу Президента Российской Федерации, все вопросы экономики, собственности, финансирования были введении Председателя Правительства Чеченской Республики. А Ахмату-Хаджи необходимо было быть повседневно, ежечасно в курсе дел как в самом Аппарате Главы Администрации и Правительства ЧР, так и в экономике, промышленности, сельском хозяйстве, образовании, культуре и т.д. Соответственно, я считал, что не имело смысла дублировать работу двумя аппаратами. В этом было много плюсов и минусов, но я искренне считал, что плюсы все же перевешивали.

Помнится Ахмат-Хаджи мне тогда сказал: «Ты же теряешь свою должность». «Я спросил: Я в Вашей команде, Ахмат-Хаджи?», он ответил: «Да, конечно». А это главное - мы выигрывали и в работе, и в ее перспективе, а для республики это было важнее.

Он был удивлен, главным образом, потому, что когда он предложил руководителю Представительства Чеченской Республики при Президенте РФ, стать его помощником тот отказался. На слова Ахмат-Хаджи, что вот, мол, Дениев проигрывает больше, т.к. был выше Вас в должности, а всё-таки сам предложил объединить два Аппарата, тот ответил: «Это его личное дело».

«Без громких слов и патетики отмечу, что поступил подобным образом во имя Республики, во имя эффективности деятельности ее Администрации. Считаю, что ради этого стоит поступать своими амбициями и поступать по совести».

В 2002 году Хасмагомед Дениев, переходит на работу в Представительство Чеченской Республики при Президенте РФ в Москве - вначале заместителем, потом первым заместителем руководителя Представительства. Работал там, налаживал связи с федеральными структурами власти. В Москве работа, конечно, интересная - встречи с федеральными органами власти, решение проблем не только республиканского масштаба - всё это впечатляло и сулило новые перспективы. Да и жизнь намного легче, не в условиях восстановления разрушенного войной. Но так случилось, что в 2003 году он в республике оказался нужнее - предстояли выборы Президента Чеченской Республики, которые стали еще одним шансом чеченскому народу создать свою легитимную власть в республике. Дениев говорит: «Я искренне верил, что эту войну может остановить только Ахмат-Хаджи. Верил, потому что таких доверительных взаимоотношений, такого взаимопонимания между лидером субъекта федерации и Президентом РФ ни в царской России, ни в годы Советской власти, ни в современной России (помимо этого уникального случая взаимоотношений А.А.Кадырова и В.В.Путина) просто не было. Не было аналога, когда руководитель республики в любое время мог позвонить Президенту РФ и его соединяли, а если было необходимо - незамедлительно встречались».

Такое положение вещей в лишний раз убеждало Дениева в том, что именно Ахмат-Хаджи Кадыров - это тот человек, который действительно сможет остановить войну и сможет привести республику к мирному созидательному труду, сможет восстановить город Грозный, именно как столицу Чеченской Республики. Дениев был просто убежден, что именно при Кадырове качественнее, эффективнее будет развиваться инфраструктура республики. Именно в силу этих убеждений, он оказался там, где и посчитал себя нужнее.

….Сразу по приезду, я был назначен заместителем руководителя предвыборного республиканского штаба и руководителем штаба г. Грозного, куда никто не рвался, не было желающих, так как Грозный был самым сложным участком в предвыборной борьбе: неоднородное население, пережившее ужасы бомбежек, беспредела и муки ада.

Народ верил в Ахмата-Хаджи и вряд ли кого удивило, что народ избрал Президентом именно его...

Казалось, теперь, когда Кадыров стал Президентом, и появилась легитимная власть, в республику пойдут инвестиции, будет хорошее бюджетное финансирование, будут рабочие места, а республика будет развиваться семимильными шагами. К сожалению, этому не было суждено сбыться – чудовищный теракт 9 мая 2004 года унес жизнь Ахмата-Хаджи Кадырова и Хусейна Исаева, близких мне людей, друзей-соратников, унес жизни сразу двух лидеров: одного – опытного, закаленного и мудрого политика и Президента, и второго – молодого, подающего надежды интеллектуала – Председателя Госсовета. Они взаимно дополняли друг друга и вместе составляли на политической арене довольно внушительную силу и вселяли большие надежды… (Дала г1азот къобалдойла церан!).

Я убежден, что эти жертвы - большая потеря не только лично для меня, но и для всего чеченского народа. Когда речь заходит о роли Ахамата-Хаджи в жизни чеченского общества, хотелось бы, чтобы учли те населенные пункты и города республики, которые он уберег от боевых действий. Я уж не говорю о десятках тысяч спасенных им жизней, о мире, который он вернул на нашу землю, о том, что постепенно он изменил имидж чеченского общества в глазах не только в РФ, но и всего мирового сообщества. Это заслуга Ахмата-Хаджи Кадырова.

Это оценит история. Это была личность. Это был Великий Чеченец, который, вне всякого сомнения, вошел в историю чеченского народа. История всегда ставит перед нами вопрос: «Почему мы умеем выживать, а не жить?». Надо мирно жить, созидать, творить добро и радоваться растущим поколениям, которые мы просто обязаны уберечь от войн и потрясений.

А для меня главное – я до конца был и остаюсь верным соратником Ахмата-Хаджи Кадырова в повседневной работе, в прекращении войны, в изменении и возрождении доброго имиджа чеченского народа.

Что нас ждет завтра? Как же будем жить без Ахмата-Хаджи? Не знаю.

Но мечтаю, что чеченский народ будет жить не эмоциями, не порывами души, бредущими за «новоявленными лидерами» а будет умным, думающим хотя бы на несколько шагов вперед. Тогда, может быть, мы не будем воевать, страдать через каждые 50 лет.

Ведь слова «Свобода, независимость, братство» - на поверку оказались - грабежом того, что было построено за последнее столетие – переделом собственности.

Хотелось бы, чтобы мы не встревали в ненужные проблемы, чуждые нашему народу, не верили «лжепатриотам» - а жили и развивались на 1\7 части суши земли в великой семье народов России.

Все войны на протяжении развития истории человечества шли ради завоевания новых земель, получения доступа к природным богатствам, покорению других народов. Разве об этом думают наши соплеменники – чеченцы? Нет! А значит, нам надо быть равными в семье народов Российской Федерации, бороться за ее целостность, единство, учиться, работать, строить, созидать, растить семью и быть верными патриотами – Чечни и Великой России, где единой семьей живут более сотни больших и малых народов…

Бег по кругу?

Считается, что существует девять кругов ада. «Девять кругов» героя этого очерка, конечно же, понятие чисто метафорическое – не более чем один из литературных приемов. Но нельзя не отметить, что и он, и этот образ удачно вписывается в судьбы чеченской интеллигенции, серьезных хозяйственников и грамотных политиков чеченского общества на рубеже веков. Накануне миллениума, в век сплошных информационных технологий и экономических прорывов, в нашей республике эти интеллектуалы остались невостребованными, если даже и востребованными, то, как минимум, непонятными. Их ум, знания и практический опыт были искусственно подменены автоматом, объемом бицепсов и элементарным невежеством. Отсюда и результат – в то время, когда весь мир отсчитывал последние годы уходящего века, в Чечне, как ни странно, начался свой отсчет – отсчет эпохи средневековья: с шариатскими судами, с публичными порками, с требованиями отказа от образования и «дьявольских искушений цивилизации». Затем начался другой – отсчет в виде военных сводок и статотчетов лагерей беженцев. Это и были круги ада и ада, к сожалению, уже не метафорического, а почти реального….

Начало же нового века принесло с собой в республику новые надежды – надежды на мирную жизнь в кругу мирового сообщества, а не в узком кругу военизированного джамаата или в окружении фильтропунктов и блокпостов.

М. Рамазанов

P.S. Материал подготовлен в мае – июне 2004 года, после трагических событий 9 мая 2004 года, когда погиб Первый Президент Чеченской Республики, Герой России Ахмат-Хаджи Кадыров.

Все права защищены. При перепечатке ссылка на сайт ИА "Грозный-информ" обязательна.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter

Поделиться:

Добавить комментарий




Комментарии

Страница: 1 |