Ср, 05 октября, 10:46 Пишите нам






* - Поля, обязательные для заполнения

rss rss rss rss rss

Главная » НОВОСТИ » Свет «Долгих ночей»(«Вести республики»)

Свет «Долгих ночей»(«Вести республики»)

31.10.2013 10:38

Когда в 1972 году вышел в свет роман «Долгие ночи» («Еха буьйсанаш»), об Абузаре Айдамирове заговорили все.

В те годы мы много читали, и такая книга не могла пройти мимо нашего внимания. Она была у всех на устах. Плод многолетнего каторжного труда — поисков, анализа, озарений — она вызывала шок.

Тогда многие не умели читать по-чеченски и, более того, не стыдились признаваться в этом, но «Долгие ночи» старались прочитать все.

За неполных два месяца тираж книги в 5000 экземпляров разошелся полностью. Она стала дефицитом, ее невозможно было достать даже в библиотеках – читатели просто не возвращали книгу. Ее передавали из рук в руки. Она рассказывала о страницах прошлого нашего народа – о трагических событиях массового переселения чеченцев в Турцию в 1865 году. На примере судеб пяти тысяч чеченских семей, обманным путем насильственно вывезенных на чужбину, Абузар Айдамиров показал всю жестокость лицемерной политики, проводимой российским царизмом на Северном Кавказе. Это были своего рода распечатки истории – и были они горьки, как полынь… Здравый смысл отказывался воспринимать такое: этого не могло быть! Но это было.

…Абузар Айдамиров родился, по паспортным данным, в 1933 году. Одним из самых ярких воспоминаний детских лет он называл вечер в отчем доме, когда его отец со своим троюродным братом муллой Беталгири за неспешной беседой коротали время. Гость подарил мальчику корпус от часов, который очень занимал его. Мужчины заговорили о последних событиях в селе – об арестованных, о тех, кого вызывали на допрос.

– Тута (так дети называли своего отца), а почему вас не арестовывают? – спросил вдруг мальчик.

Мужчины переглянулись и рассмеялись, а отец сказал:

– Они и до нас доберутся.

Слова оказались пророческими – «они» и впрямь добрались.

После ареста отца для его многочисленной семьи наступили тяжелые времена. Это были годы потерь и немыслимых испытаний. Особенно трудно приходилось матери Яхарг и сестрам – Зайнаби и Белиже. Несчастья преследовали их семью – умерли дети-двойняшки, старшего брата арестовали из-за какой-то недостачи колхозной кукурузы на складе, где он работал, и сослали в Сибирь. Спустя месяц после замужества скоропостижно умерла Зайнаби – душа их семьи. Смерть дочери окончательно подкосила здоровье несчастной матери. В феврале сорок первого она слегла. Когда после восьмилетних скитаний Абдул-Хаким вернулся домой из ссылки, он нашел ее уже тяжело больной.

…Абузар с трудом протиснулся к отцу сквозь толпу родственников и односельчан и увидел худощавого человека с грустными глазами и изможденным лицом. Отец не узнал сына. Позже ему представили его:

– Это твой младший сын…

Мальчик приник к отцу, едва не задохнувшись от полноты нахлынувших чувств. Но радость встречи была такой короткой… Спустя два дня Абузар увидел отца, сидящим у изголовья матери: он читал Ясин над умирающей.

Так они остались в доме вдвоем. Длинными вечерами отец рассказывал мальчику об их предках, о разных поучительных историях из прошлого. Как знать, может, тогда и проснулась в его душе любовь к истории, может, его страсть «листать книгу времени» вспыхнула именно тогда?

Осень 1943 года принесла семье Абдул-Хакима новые испытания: в селе появились «энкавэдэшники», опять начались допросы, необоснованные подозрения и обвинения. (К этому времени по настоянию братьев он был вторично женат). На семейном совете решили, что новой ссылки он не выдержит, и им лучше покинуть аул. Выбора не было. Семья из трех человек отправилась в дальний путь в горный аул Гансолчу, где проживали их ближайшие родственники. Здесь им выделили земельный участок, на котором отец и сын неустанно трудились и вырастили отличный урожай кукурузы. Как-то, любуясь красотой горного края, отец спросил Абузара:

– А ты знаешь, что мы находимся на исторической местности? Давно, во времена Шамиля, здесь произошло жесточайшее сражение чеченцев с царской армией. Кровь лилась рекой, очень много тогда погибло людей с обеих сторон…

Речь шла о походе генерала Воронцова, и Абузар спустя годы отразит это событие в своем историческом романе «Долгие ночи».

С наступлением холодов Абдул-Хаким заболел и слег. Это омрачало вынужденное затворничество мальчика. К тому же у него с самого начала не заладились отношения с мачехой. А в один из обычных дней в ауле появились военные и дали два часа на сборы. День и ночь люди провели под открытым небом на окраине села Гансолчу под усиленной охраной. До этого, порадовав оттепелью, именно в этот день, 23 февраля 1944 года, как на беду, испортилась погода и повалил снег. Продрогшие люди вынуждены были сколотить подобие палатки и разжечь костры, чтобы окончательно не замерзнуть. Лишь через три дня за ними приехали грузовики. Так началась одна из самых длинных и страшных дорог в изгнание. В сутки дважды делали короткую остановку, и здесь же, рядом с насыпью, укладывали умерших. О том, чтобы по мусульманским обычаям похоронить их, и речи не было – погибших в жерновах сталинской машины смерти просто засыпали снегом.

Семью Абдул-Хакима привезли в поселок Садовый Акмолинского района Казахской ССР. Он был построен руками раскулаченных арестантов. В низеньких бараках в неимоверной тесноте ютились люди самых разных национальностей – от русских до немцев. Теперь к ним присоединились и чеченцы. Для тех, кто выжил по пути сюда, продолжилась жизнь на выживание. Несмотря на подорванное здоровье, пытался найти работу по силам Абдул-Хаким. Изо всех сил старался и юный Абузар. В сезон работал на полевых станах, а зимой таскал сено. Еще неокрепший детский организм был доведен до истощения от непосильного труда и постоянного недоедания. Но особенно он страдал от холода. Лютые морозы и пронизывающие ветры буквально валили с ног, а подходящей для такой зимы одежды у него не было.

Далеко не все могли переносить такие суровые условия жизни. Спецпереселенцы вымирали целыми семьями. Ушла из жизни и мачеха Абузара. Абдул-Хаким понимал, что в случае его смерти мальчик останется совсем один среди чужих людей. Надо было искать своих родных. И вот в начале 1946 года они получили долгожданную весточку – письмо от брата Абдул-Хакима Али. Как оказалось, они проживали в Киргизии в Караванском районе Джалал-Абадской области. После многократных обращений в разные инстанции они, наконец, получили разрешение на переезд. Теперь вопрос упирался в другое: у них не было денег. Однако мир не без добрых людей – в подавляющем большинстве своем они, как могли, помогали друг другу. Так случилось и на этот раз: им собрали денег и еду на дорогу. Провожали всем поселком – Айдамировых здесь любили и уважали.

На пути к своим близким им пришлось пройти через новые испытания и унижения. Много они встретили на дальних дорогих добрых людей — и недобрых людей. Но первых все же было больше – иначе, наверное, жизнь остановилась бы.

С Али они встретились, когда уже вышли на «финишную». Оказалось, он продал корову и на вырученные деньги поехал за ними. Но в дороге они разминулись, и только в конце десятидневного пути, к всеобщей радости, Али догнал их.

Все эти мытарства окончательно сломили Абдул-Хакима, и вскоре он слег.

«От последней болезни отец не поправился. Он умер 14 апреля 1949 года в селе Успеновка Караванского района. Я прожил с отцом восемь лет, с 1941 по 1949 годы. Я видел его и в горе, и в радости, он служил мне образцом высокой морали, мужества, достоинства. И если я сохранил в себе доброту, терпение, милосердие, мужество – все это мне досталось от отца. (Мемуары. Дороги моей жизни. А. Айдамиров).

Жизнь ставила перед молодым Абузаром сложные вопросы. Но самые сложные вопросы задавал себе он сам и не всегда находил на них ответы: не хватало знаний. Свидетельство об окончании семилетки осталось в Мескетах, а без него его не приняли в восьмой класс. Переросток, он согласился пойти в седьмой класс. Переносил насмешки малолетних одноклассников – и учился. Учился, как губка, жадно впитывая знания по истории, литературе, географии. Несмотря на юный возраст, он понимал весь трагизм положения своего народа. Спецпереселенцы были совершенно бесправны. За самовольный переезд их заключали в тюрьму, за их оскорбление и даже совершение относительно их преступления никого не наказывали.

Ярлык «изменник родины» был впечатан в судьбу каждого. Почему? За что? Абузар начал искать ответы. Писал письма в разные институты, в Москву. Его настойчивость в ряде случаев возымела действие: ему удалось заполучить труды С. Беляева, А. Берже, И. Клингера, М. Олшевского, М. Острогорского и других. Он запоем читал, сопоставлял и тщательно изучал материалы. Перед взором будущего писателя и ученого предстала картина прошлого чеченского народа и до глубины души потрясла его. Он понял, что кто-то должен сдернуть покров с давно минувших событий, оживить прошлое народа, очистить его от всего наносного, клеветы и наветов. Такое под силу только титанам. Как может замахиваться на такое он, мальчишка, который еще и не начал пути в неизведанное? Но он тогда не думал об этом. Он просто читал, спорил, доказывал – себе и другим. И не потому, что любил свой поруганный народ, свою далекую родину (слишком любил!), а потому, что саднило душу это все: попранная справедливость, униженное достоинство, низвергнутая честь. Саднило, вызывая иногда такую боль, что он физически ощущал ее.

«И вот я, 26-летний бесправный спецпереселенец, – писал он в своих «Мемуарах», – заочник бухгалтерского отделения сельхозтехникума, фактически без образования и жизненного опыта, не имея доступа к архивам, Госбиблиотеке СССР, по своей наивности твердо решил восстановить историческую правду о чеченском народе, защитить его попранную национальную честь и достоинство, его человеческие права, голыми руками вступить в схватку с мощной, коварной машиной коммунистической идеологии. Этим решением я сознательно взвалил на свои слабые, хилые плечи колоссальную тяжелую ношу, которую также сознательно влачил десятки лет, оно стоило мне тысяч бессонных ночей, я обрек себя на пожизненное физическое и моральное страдание и бедность».

Пройдет два десятка лет, и Абузар Айдамиров действительно вернет своему народу его героическое прошлое, и будет оно называться «Еха буьйсанаш» («Долгие ночи») – первый роман трилогии писателя. Два других романа он назвал «Молния в горах» и «Буря».

«А. Айдамиров, безусловно, влюблен в свой народ, – писал ученый-кавказовед Н.Г. Джусойты, – но это не слепая стереотипная любовь, которая столь часто декларируется в стихотворных излияниях на всех языках. Это – любовь выстраданная, осознанная исторически и идеологически, любовь, обращенная не к прошлому, а к будущему…»

Первые шаги к литературному поприщу были сделаны еще в далеком 1955 году. Тогда в Алма-Ате начала выходить газета «Знамя труда» на чеченском языке. У творческой чеченской молодежи появилась возможность встречаться, знакомить друг друга со своими произведениями, делиться впечатлениями. Именно в это время у Абузара появились пробы пера в поэзии и прозе. Были написаны стихи «Размышления у портрета», «Родной язык», «Лермонтову», рассказ «Мужество». Но некоторые из его произведений так и не были опубликованы, – статью на историческую тему и рассказ «Мужество» отложили до лучших времен. Очень поддержал его в то время Арби Мамакаев, который назвал его рассказ шедевром. Мастер пера вселил в него, начинающего писателя, уверенность, вдохнул в него жизненные силы, а для него в то время очень важна была такая поддержка.

Шел 1956 год. Все только и говорили о возвращении на родину. Люди пытались получить разрешение на выезд, иные ехали на свой риск и страх. Поначалу ничего не получалось и у Абузара, хотя помочь ему через Муслима Гайрбекова пытался его земляк Магомед-Салах Гадаев, с которым он очень подружился. Наконец, Айдамиров догадался собрать документы для поступления в Чечено-Ингушский пединститут и получил извещение, которое и открыло ему дорогу домой. Но это возвращение вызывало у чеченцев не только радость, но и смятение. Причин для этого было предостаточно. Власти встречали переселенцев более чем прохладно, если не сказать – враждебно. Говорить и писать о депортации народа в 1944 году было запрещено, а в Грозном вместо памятника национальному герою Асланбеку Шерипову был установлен бюст покорителя Кавказа и палача Ермолова. В такой ситуации предстояло вести поиск истины будущему историку. Задача усложнялась еще и тем, что не было доступа к историческим материалам. Но он уже сделал свой выбор.

В 1963 году Абузар Айдамиров окончил историко-филологический факультет Чечено-Ингушского государственного пединститута, а шесть лет спустя – Высшие литературные курсы при Союзе писателей СССР. В 1964 году он вступил в члены Союза писателей СССР. Длительное время работал учителем, а затем и директором средней школы в своем родном селе Мескеты.

В 1975 году вышел в свет небольшой сборник рассказов писателя «По горным дорогам», одновременно вышла хроника «Одиссея Шамиля», из которой читатели узнали о новых страницах своего прошлого. Был переведен на русский язык роман «Долгие ночи». Вот тут-то все и началось. Многие рецензенты засомневались в благонадежности автора и посчитали, что роман было бы «ошибочно публиковать».

«С исторической точки зрения труд А. Айдамирова не может встретить возражений, – писал известный кавказовед профессор Н.А. Смирнов, – если бы не чрезмерное увлечение самыми неприглядными сторонами, кровавыми экзекуциями, примерами жестокости. Сейчас этот материал не так звучит, как прежде! Необходимо поставить вопрос: помогает он в наше время или мешает укреплению братских, интернациональных связей на Кавказе?»

Перевод «Долгих ночей» позволил обкому КПСС и органам КГБ увидеть явное несоответствие содержания романа концепции о добровольном вхождении Чечено-Ингушетии в состав России, широкомасштабно пропагандируемой в то время в СССР. Роман был передан на рецензию профессору ЧИГУ Н.П. Гриценко и по просьбе Айдамирова – доктору наук Н.Г. Джусойты, проживавшему в Южной Осетии.

«Читая рукопись романа, – писал Гриценко, – чувствуешь, что А. Айдамиров хорошо изучил архивные материалы, знает быт и нравы своего народа, влюблен в него. Это отрадно и похвально для него. Роман написан с марксистко-ленинских позиций, в нем воплощены идеи интернационализма, дружбы народов, показана колониальная политика самодержавия на Северном Кавказе, тяжелое положение народных масс не только в регионе, но и в России, Турции. Большинство глав, посвященных переселению чеченцев в Турцию, читаются с захватывающим интересом. Все показано правдиво и убедительно. Это литературная удача автора.

Однако первые 106 страниц вносят столько недоразумений для историка (а, возможно, и для читателя), что к ним нужно относиться с настороженностью. Для того, чтобы выпустить роман в свет, необходимо отдельные места уточнить, заново перечитать. Мне кажется, что роман должен преследовать цели: укрепления дружбы народов (рецензент здесь сам себе противоречит: выше написано, что с дружбой народов в романе как раз все в порядке, – прим. автора), проповедь атеизма (!?), не безнадежность, а воззвание к светлому будущему». В рецензии приводились «принципиальные замечания», которые были Айдамировым с негодованием отвергнуты, ибо в этом случае от исторической правды в романе мало что осталось бы. Но Н.Г. Джусойты дал восторженную оценку «Долгим ночам». «…Хочется отметить еще одно прекрасное свойство писательской позиции Абузара Айдамирова, – писал он. – В романе множество представителей разных национальностей – чеченцы, ингуши, русские, грузины, аварцы, турки, но ко всем авторское отношение не только объективно, но прямо-таки уважительно, проникнуто подлинно интернационалистическим духом. Слова Белинского, приведенные в качестве эпиграфа к первой части романа – «Любовь к отечеству должна быть вместе с тем и любовью к человечеству» – органично реализованы в художественной ткани произведения. Национальные, стереотипные предрассудки, по сию пору имеющие широкое хождение в быту у всех народов, начисто отсутствуют в романе, а это, к сожалению, не так уж часто в исторических повествованиях».

Но, невзирая на все, роман в переводе на русский вышел в свет лишь спустя пятнадцать лет. Его значение для самосознания чеченского народа невозможно переоценить.

«Роман Абузара Айдамирова появился на свет в то время, когда молодое поколение, у которого мало что оставалось от корней народа, становилось под своды коммунистической идеологии верными «мюридами», – писал Имран Джанаралиев. – Эта книга заставила многих мыслить иначе, расширить свое мировоззрение. Самосознание – Нохчалла – распрямилось, встало во весь рост. Роман заставлял задумываться, размышлять. И однажды приводил к одному выводу – искренняя любовь к своему народу рождала любовь и к человечеству».

«Долгие ночи» – это мужественный, героический поступок, который был не всякому под силу, – читаем в статье «Автор одного романа» Мусы Бексултанова. – Это гражданское мужество, скрепленное достоинством. Это был роман, который мощной силой воздействия пробудил дремлющее сознание нации и дал возможность понять, что она – действительно нация. Это был стон, это была боль, это было озарение. Это была оглушающая правда для чеченцев о чеченцах. Абузар стал совестью нации, честью нации, выстраданной болью нации. Я помню, как люди плакали и радовались, обсуждая роман, поздравляли друг друга с этим открытием. Роман многих научил читать на родном языке, вселил в души чеченцев гордость за свое национальное происхождение».

Абузар постоянно писал о войнах и при этом оставался гуманистом. «В этом отношении я последовал учению великого Кунта-хаджи как противника всякой войны и насилия», – признавался он. Айдамиров был наделен редким мужеством и непреклонностью, но при этом оставался человеком удивительно мягким и добродушным. Он хотел, «чтобы чеченский народ извлек урок из своего исторического прошлого, чтобы он никогда не стал жертвой чужих интересов». Когда-то, на заре юности, он поставил перед собой немыслимо сложную задачу: вернуть своему народу его историю в лицах и фактах, и блестяще справился с ней. Он ударил в набат и воскресил в народной памяти имена незаслуженно забытых героев, которые отдали жизни за достоинство и свободу народа.

Весной 2005 года в Гудермесе состоялась презентация собрания сочинений великого мастера. Это было большим и важным событием в чеченской литературе, в чеченской культуре. В шеститомник вошли романы «Долгие ночи», «Молния в горах», «Буря», повести «Один день судьбы», «Калужский пленник», рассказ «В день смерти сына», «Хронология чеченской истории» и «Избранные статьи и речи». Это был настоящий праздник книги, он удался на славу. У всех было приподнятое настроение. Абузар, хоть и был тяжело болен, держался молодцом.

А в ночь на 27 мая 2005 года его не стало – Дала декъал войла иза! Ушел из жизни человек-эпоха. Для всех – Народный писатель, Народный учитель, Почетный профессор ЧГУ, Почетный академик АН ЧР, для его дочери Машар Айдамировой – больше, чем отец, – Учитель, друг, самый главный человек на свете. Когда его привезли в больницу, врачи посчитали, что ей можно сказать все, как есть. Но увидев ее отчаяние, попытались успокоить ее: «Но у него сильное сердце! Оно выдержит». Оно не выдержало. Слишком долго нес он в нем боль за свой поруганный народ – она оказалась слишком большой даже для сильного сердца.

В заключение приведу слова Лулы Жумалаевой: «Мало найдется людей в новейшей истории чеченского этноса так незапятнанно чистых и перед Богом, и перед собственной совестью, и перед народом Нохчи, как Абузар Айдамиров».

За многолетнюю педагогическую деятельность он не раз награждался высокими правительственными наградами. Избирался народным депутатом Верховного Совета РСФСР 1-го созыва, в 2004 году был избран председателем Союза писателей Чечни.

Умиша Идрисова №206 (2139) 31 октября 2013 г.

Все права защищены. При перепечатке ссылка на сайт ИА "Грозный-информ" обязательна.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter

Поделиться:

Добавить комментарий




Комментарии

Страница: 1 |